Торговая пошлина на руси

История налогов. Часть 1: подати Древней Руси и ордынский «выход»

Торговая пошлина на руси

По мере того, как зарождалось и крепло наше Отечество, увеличивались различные подати. В этом непростом деле всегда было много острых вопросов и категоричных ответов. Власти всегда стремились взять больше, а люди, соответственно, отдать поменьше. Первые вводили новые подати, вторые искали способы их обойти.

Как упорядочить грабёж и сделать его законным: рецепт от варягов

Самое первое упоминание о налогах на Руси содержится в Лаврентьевской летописи: «Варяги из-за моря взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали дань с полян, и с северян, и с вятичей по белке с дыма».

Враждовавшие между собой славянские и не только племена были удобной «дойной коровой» для заморских гостей, в том числе варягов. Сначала те наведывались «по пути в греки», а затем приняли решение здесь остаться.

Варяги быстро смекнули: если и дальше позволять, кому не лень обирать местные племена, тогда себе не останется.

С созданием государства у князей возникла необходимость строительства оборонительных укреплений, подготовки новых походов, но главным в этом деле стала защита населения от других желающих прийти на Руси и поживиться.

Чаще всего для сбора дани князья использовали известную им форму – «полюдье». Это был зимний (с ноября по апрель) объезд князем с дружиной подвластных земель во время которого собиралась дань и кормилась дружина.

Византийский император Константин Багрянородный описывал этот «ритуал» так: «Когда наступит ноябрь, … князья выходят со всеми росами из Киева и отправляются в полюдье, то есть круговой обход, а именно – в славянские земли древлян, дреговичей, кривичей, северян и остальных славян, платящих дань росам.

Кормясь там, они в апреле, когда растает лед на Днепре, возвращаются в Киев, собирают и оснащают свои корабли и отправляются в Византию». Население относилось к этому вполне лояльно, особенно те племена, которые добровольно пускали к себе Олега и его дружину.

Неопределённость размера дани и излишние запросы князя и дружины могли вызвать негативную реакцию со стороны данников, и надо сказать, что Олег «держал» себя в руках. Но вот Игорь отступил от этого негласного правила, за что и поплатился. Возмущённые неумеренностью Рюриковича древляне убили князя.

Вдова покойного Ольга, конечно, покарала древлян, но гибель князя стала важным сигналом: неопределённость размеров дани и неупорядоченность системы сбора вновь может привести к серьёзному недовольству. В 946 году Ольга проводит первую в русской истории налоговую реформу – вводит уроки (размеры взимаемой дани) и погосты (места сбора дани).

Немного погодя в Древнерусском государстве появляются специальные представители князя, следившие за сбором налогов и взимавшие штрафы. В «Русской Правде» уже чётко зафиксирован размер сбора в пользу должностных лиц на местах.

Вирник получал в свою пользу семь вёдер солода, баранью тушу (на неделю), по две курицы в день, сыр в постные дни, ежедневно хлеб и пшено по потребности. Также люди обязаны были кормить до четырех коней «чиновника».

Так, ещё в Древней Руси содержание чиновника становится одной из форм налога, который не поступает в казну, а достаётся непосредственно должностному лицу.

Со временем к постоянным налогам/дани добавляются чрезвычайные и косвенные сборы. Это «дары» и «поклоны», которые были нерегулярными и взимались по случаю каких-либо событий в семье князя.

По мере втягивания Руси в междоусобицу в княжествах распространяется «откуп» – своего рода контрибуция с города, осажденного или захваченного враждебным князем.

Предтечей косвенных налогов в современном понимании стали сборы, взимаемые при совершении различных сделок или действий. Эти налоги платили только те, кто участвовал в сделке или в судебной тяжбе.

Больше всего было торговых пошлин. Древнейшей пошлиной, связанной с торговлей, по-видимому, был мыт, который упоминается уже в 907 году.

Далее возникают сборы с провоза товаров, использования амбаров, взвешивания, обмеривания, наклеивания ярлыков и прикладывания печатей.

Причём каждый раз местные власти придумывали всё новые и новые поборы, которые достигли максимальной дробности в XV-XVI веках.

С принятием христианства связано введение церковной десятины, символом которой стала выстроенная Владимиром в Киеве Десятинная церковь.

Теперь церковь получала десятую часть от всех налогов – дани, судебных и прочих пошлин, вир и других сборов с населения. В отличие от Западной Европы в России десятина носила централизованный характер, т.е.

, человек просто платил налоги, десятая часть которых обязательно перечислялась в пользу церкви.

К XIII веку большинство налогов уже остаётся в регионах/княжеских уделах, и лишь незначительная их часть поступает в Киев. Раздробление налоговой системы в узкокорыстных интересах удельных князей, которые думали лишь о себе и иногда о великокняжеском престоле, привела в итоге к ослаблению единого древнерусского государства и его распаду.

Не платишь своим, будешь платить чужим

Монгольское нашествие существенно изменило фискальную систему на Руси. Удельные княжества превратились в главных данников Золотой Орды.

Заинтересованные в регулярном поступлении налогов, монголы проводят реформу и впервые за историю Руси проводят переписи населения.

Несмотря на то, что первая попытка оказалась неудачной (1253), в 1257 году ордынцы «исчетоша» население Владимиро-Суздальской, Рязанской и Муромской земель, а в 1259-м и Новгородской. Это были многоуровневые переписи – хозяйственные, подомовые и военные.

Завоевателям была важна не столько численность населения, сколько количество воинов, которое сможет выставить та или иная территория.

Сначала золотоордынские ханы использовали откупную систему, требуя десятую часть всех доходов, а откупщиками были богатые купцы из восточных стран – армяне, евреи, хазары, бухарцы, хивинцы, арабы. Произвол откупщиков часто становился причиной выступлений.

Самое крупное восстание вспыхнуло в 1262 году, охватив всю Владимиро-Суздальскую землю: люди уже не могли терпеть «… насилия от поганых», созывали веча, выгоняли «бесермен», откупивших сбор дани. После недовольства и многочисленных восстаний ханы доверяют сбор дани на русских князей.

Теперь сами князья должны были собирать «ордынский выход», а для надзора на Русь посылают баскаков, которые не столько собирают, как у нас принято думать, сколько следят за тем, чтобы всё было собрано и до последнего отправлено в Орду.

Платить будем, а по головам считать не дадим

Перепись 1273 года стала последней. С XIV века старший из русских князей должен был поставлять «выход», отсюда и ярлык на княжение становился одновременно правом на сбор налогов в пользу хана Орды.

Развернувшееся соперничество между московскими и тверскими князьями показывает, насколько выгодно было собирать налоги.

Победителем в борьбе за ярлык стал московский князь, который до конца XV столетия был главным сборщиком налогов на Руси.

Основной единицей обложения теперь становится «соха». «Сохой» считалось 3-4 человека без лошади или два работника и 3 лошади. Одной «сохой» было и хозяйство кожевника, имеющего один чан, или кузница с одним мастером.

С XIV века князья предпочитают взимать налоги деньгами. Дани подлежало большинство населения за исключением бояр, духовенства и полных холопов. Помимо общего обложения в это время увеличиваются косвенные налоги.

Ханы вводят специальную пошлину с торговли – тамгу (от «тамг» клеймо или печать), кроме того, с торговых сделок взималось осмичее, с судов брали «водяной мыт», а за перевозку товаров по суше – «сухой мыт».

Усложнение и увеличение числа налогов стало естественным результатом ордынского ига.

Выход собирали, а про себя не забывали

Получив в руки контроль над денежными потоками в Орду, московские князья не забывали и о себе любимых. Помимо уплаты дани в Золотую Орду и содержания своей семьи, московские князья выделяют особые налоги, поступления с которых тратились на конкретные потребности государства – организацию войска, строительство крепостей, дорог, доставку казённых грузов и др.

Частая нехватка денег компенсируется натуральными повинностями – трудовой, гужевой, ямом, хотя со временем часть этих повинностей переводятся в денежные. Так, если раньше крестьяне или горожане должны были «стоять на яму», т.е.

находиться со своими лошадьми на станциях больших дорог, то в XVI веке появляются «ямские деньги», которые шли на содержание ямщиков, чьей обязанностью была служба по перевозке казённых грузов и должностных лиц.

Но от повинностей никто не собирался отказываться, поэтому люди продолжали заготавливать лес на нужды двора, «кормить» войска, поставлять лошадей, косить сено для государевых коней.

В XIV-XV столетиях «десятое» взимается в натуральной форме (хлебом или рыбой). Главным же источником доходов церкви становятся повинности крестьян на церковных землях. Лишь к XVI веку удалось ограничить рост церковных, прежде всего, монастырских вотчин.

Расширение и усложнение системы управления привело к необходимости содержания многочисленных княжеских чиновников, прежде всего, наместников и волостелей. Вместо жалованья наместники получали «корм».

Так возникла система «кормлений», которая просуществовала до Ивана Грозного.

Получая неплохие доходы, обирая население, наместники могли существовать весьма безбедно, что, с одной стороны, усиливало их желание выслужиться и не потерять должность, а с другой – стремление нажиться за счёт вверенной территории.

***

Налоговая система в период ордынского завоевания усложняется. На Руси формируется несколько центров власти, которые соперничают между собой за право сбора налогов в пользу хана.

Именно в этот период сбор налогов становится самым главным символом власти. Победа московских князей в борьбе за право сбора дани привела к возвышению Московского княжества, которое со временем становится центром собирания налогов и… земель русских.

Как говорится, власть – не тот, кто платит, а тот, кто собирает.

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/istoriia-naloghov-chast-1-podati-drievniei-rusi-i-ordynskii-vykhod

Торговые пошлины в Древней Руси — гостиное, торговое, мыть, перевоз, весчая, предмер, корчмиты, пись, пятно

Торговая пошлина на руси

К категории торговых пошлин принадлежали: 1) гостиное, 2) торговое, 3) мыть, 4) перевоз, 5) весчая, 6) предмер, 7) корчмиты, 8) пись, 9)пятно.

Гостиная — так называлась пошлина, сбираемая с гостей, т, е. купцов, приезжавших для торговли из иных городов или из иных земель. Она могла, как мы уже видели, отдаваться на откуп, в оброк, или же взималась слугами правительства.

По свидетельству Всеволодовой грамоты пошлина сия взималась за складку гостиного товара на торговой площади, где, конечно, имелись для этого особые амбары. В грамоте сказано: «А буевище Петрянина дворище от прежних дверей Св. Иоанна до погреба, а от погреба до кончанского мосту, а с того буевища имати куны старосте Иванскому и по бережаискому. А тые куны класть з дом Св.

Иоанна Великого». По позднейшим памятникам гостиная пошлина состояла из следующих частей — подворного, амбарного, свального и привязного.

Гость, привозивший транспорт товара, непременно должен был останавливаться на гостином дворе, а на других дворах ему не дозволялось останавливаться, и за въезд на гостиный двор платил первую часть пошлины, называвшуюся подворным или поворотным; потом платил вторую часть пошлины за складку товара в амбар на гостином дворе, что называлось амбарным, третья доля пошлины, называвшаяся свальным, собиралась при складке товаров с судна или с воза, и наконец,, четвертая доля, известная под именем привязного, собиралась с судов, входивших в торговую пристань. Еще в договоре новгородцев с Ганзой в XII веке упомикается о пошлине при входе судна в гостиную пристань; в грамоте сказано: «Когда гости входили в гостиную пристань то всякое судно, нагруженное товарами, платило пошлины гривну кун». Эта пошлина разнилась по правам тех гостей, с которых она взималась.

Торговое была пошлина, взыскивавшаяся при самой продаже товаров на торгу. Для этого, по свидетельству Русской Правды, на торгу всегда присутствовал сборщик, называвшийся тогда вообще мытником.

Собиралась эта пошлина как со своих торговцев, так и с приезжих гостей.

Каким образом взыскивалась и какой процент товара составляла торговая пошлина, дошедшие до нас памятники не объясняют; ко, судя по позднейшим свидетельствам, должно допустить, что торговую пошлину платил покупатель, а не продавец.

Мыт. Это была пошлина, собираемая за провоз товаров через мытные заставы, которые преимущественно устраивались при мостах, перевозах и при въездах вселения и города; при заставах, обыкновенно, строились мытные избы, в которых находился мытник и его помощники.

Каждый приезжающий с товаром останавливался мытником и должен был платить мытную пошлину, как с людей находящихся при обозе, так и с товаров.

Мытная пошлина с людей, иначе называвшаяся косткой или поголовщиной, взималась с головы; пошлина же с товаров бралась с воза или с судна; кроме того, пошлина с судна различалась по величине судна, именно — раскладка пошлины шла по числу досок, составлявших дно судна, причем с судна с набоем с каждой доски взималась двойная пошлина.

В сборе мытной пошлины наблюдалось различие и в том, с кого она собиралась — со своих ли торговцев или с иногородных; иногородние платили дороже. Пошлина сия иногда отдавалась на откуп, иногда на оброк, а иногда собиралась непосредственно слугами князя.

Перевоз.

Перевозом называлась пошлина за перевоз товаров и обозов через реки; она была неопределенна, и ею пользовались не только князья, но и частные землевладельцы, которые устраивали в своих имениях перевозы через реки и устанавливали перевозные пошлины по своему благоусмотрению, ставили своих людей по рекам и не дозволяли торговцам переезжать вброд. Взималась эта пошлина с возов, лошадей и людей. Она иногда отдавалась на откуп казной посторонним откупщикам или на оброк земским общинам, во владениях которых были перевозы. Пошлина сия учреждалась только на летнее время или, как тогда выражались, от полой воды до тех мест, как реки станут.

Весчее была пошлина, взимаемая за взвешивание товаров; для этого правительством учреждались на торгах общие весы, за исправностью которых, по уставам Владимира и Ярослава, строго смотрела церковь и проверяла их ежегодно, для чего образцы гирь всегда хранились или при известных церквях, или в других безопасных местах, и гири, употребляемые на торгу, сравнивались с этими образцами. При всех весах находились особые старосты, в должность которых избирались люди, пользующиеся особым доверием общества, настоящие, пошлые купцы. Так, в грамоте Всеволода, данной церкви Иоанна Предтечи на Опоках, сказано: А веси-тиимв притворе Св. Ивана, где дано ту его и держати; а весити старостам Иванским двема купцем пошлым, добрым людем. и нг пошлым купцем старощенья не держати, ни весу им не весити Ивангкаго.

А в другой Всеволодовой грамоте — о церковных судех и о мерилах торговых, так описан надзор за торговыми весами, предоставленный епископу: «Торговые все весы, херила и скалвы вощаныя и пуд ладовой и гривенка рублевая и всякая извесъ, иже на торгу промеж людьми, епископу блюсти без пакости не умаливати, ни умноживати, а на всякий год извешивати; а искривится, а кому приказано, и того казнити близко смерти, а живот, его натрое: треть живота Св. Софии, а другая треть Свят. Ивану, а третья треть соцким и Новгороду. О проверке же весов и о хранении образцов при церквях упоминается в договорной грамоте Мстислава Давидовича Смоленского с Ригой и Готским берегом: Аже вощный пуд исказится, лежит кап в Св. Богородици на горе, а другая в Немечской Богородицы, то тым пуд извиряче, право учинити. Платеж весчей пошлины — почем с кяпн, лудя, берковца и гривенки и за какой товар, обыкновенно определялся особыми уставными грамотами, и плательщиком всегда был покупатель, а не продавец, и обыкновенно с приезжих купцов или гостей бралась пошлина дороже, нежели со своих.

Так, в грамоте Всеволода, данной Новгородской церкви Иоанна Предтечи яа Опоках, сказано: «Л у гостя им имати у Низовскаго от дву берковска вощаных пол-гривне серебра, да гривенка перцу, у Полоцкаго и у Смоленского по две гривны кун от берковска вощаного, у Новоторженина полторы гривны кун от берковска вощанаго, у Новгородца шесть мордок от берковска воща-наго.

Весчая пошлина преимущественно, кажется, жаловалась церкви и епископу, но впрочем не без участия в ней и самого князя. Так, во Всеволодовой грамоте, по которой вес предоставлялся Иванской церкви, сказано: «А взять князю великому из весу вощанаго полтретьядцать гривен серебра через год».

Впрочем, иногда вес содержался и самим правительством, а иногда отдавался на откуп и на оброк, как и все пошлины.

Предмер или померное.

Так называлась пошлина, взимаемая при перемере сыпучих товаров — ржи, пшеницы, гороху, орехов и других, для чего правительство имело на торгах казенные меры, называвшиеся кадями (кадь = б четверикам), оковами (половина кади); коробьями, четвертями, осминами; вероятно, правила при взимании померной пошлины были одинаковы с правилами весчей пошлины, но мы на это не имеем никаких свидетельств из первой половины второго периода русского законодательства, кромеодной Роетиславовой грамоты, где упоминаетеяо предмере как о пошлине, доставлявшей доход князю. Притом в грамоте эта пошлина очевидно представленаотданной на откуп или переведенной на землю, т. е. пооброченной, потому что грамота говорит, что предмера с 9 вержавских погостов сходится в год 100 гривен, чего, конечно, нельзя было бы сказать определенно, ежели бы эта пошлина не была переведена на землю или по-оброчена. Обычай переводить торговые пошлины на землю мы встречаем и в последующее время; об этом свидетельствует одна уставная грамота 1564 года, где сказано: А будет таможенных деньги возьмут на землю, и вы б земские люди и казаки все без помены платили по торгам и головам, о- не животам, кто больше торгует, тот больше и дает». Померыое, т, е. платеж пошлин за перемер товара, по свидетельству позднейших памятников, лежало на продавце, а не на покупателе; так, в одной грамоте 1551 года сказано: А номерное им имати с продажи; но кто платил эту пошлину в настоящем периоде — неизвестно.

Пись. Об этой пошлине упоминается в грамоте Всеволода о судах церковных и о мерах торговых, В грамоте сказано: «А попу Яванскому Русская пись с Борисоглебским на пол, т. е.

писчая пошлина от товара, привозимого из Руссы, делилась пополам между Ивановским и Борисоглебским священниками или, может быть, причтами.

Пошлина, очевидно, взималась при записи в книги товара, привезенного на торг, ибо торговцы, приезжая на торг, обыкновенно должны были объявлять свой товар мытникам, или таможникам, которые и записывали товар в книги привоза в брали за это пошлины.

Пятно. Пятном называлось клеймение лошадей при продаже. О клеймении лошадей упоминается под 1170 годом, где сказано, что Мстислав отослал от себя Петра и Нестора БориславичеЙ « про ту вину, оже бяху холопи его покрали кони Мстиславли у стаде и пятны свое всклале, разнаменываюче.

То же говорится о клеймении лошадей и в Русской Правде: «А за княжь конь, иже той с пятном, три гривне. От пятна или клеймения и сама пошлина, взимаемая при продаже лошадей, называлась пятном, в сборщик сей пошлины назывался пятешдиком. Пошлина эта взималась с покупателя и продавца.

Торговля лошадьми обыкновенно производилась следующим образом: продать или купить лошадь нельзя было иначе, как только при пятенщике или мытнике, который при совершении торговой сделки клал на лошадь пятно или клеймо и вносил имена покупщика и продавца в особую книгу, где помещалось показание и о самой лошади — какой она шерсти и каких примет. Пятен-ная пошлина иногда давалась от государя владельцам земли на оброк, чтобы они собирали ее на себя со всех продаваемых и покупаемых лошадей в их имении; иногда она отдавалась на откуп, а иногда она отдавалась посторонним лицам, как бы в жалованье или награду. Так, во Все-володовой грамоте о церковных судах пятно с русских лошадей отдано было Иванскому сторожу.

Корчмиты. Эта пошлина упоминается только в уставной грамоте Ростислава Смоленского, а именно в следующих выражениях: На Копысе хорчмити неведомо что ся сойдет; на Прупаи 10 гривен, а из того епископу гривна, а в корямитех не ведати, что ся сойдет.

В Лучине мыта, корч-мити не ведомо, что ся сойдет.

Из этого свидетельства видно только то, что корчмитв, как и прочие пошлины, по природе своей не была определена, но, судя по свидетельству грамоты, иногда отдавалась на откуп или на оброк; но в чем состояла эта пошлина, в каких случаях взималась, грамота этого не объясняет, а других современных свидетельств мы пока не имеем. Но если судить по свидетельству позднейших памятников, в которых пошлина за варение и продажу пива и меда называлась корчми-тою, то можно допустить, что в XII веке корчмита имела то же значение, как и в позднейшее время.

Источник: http://www.bibliotekar.ru/2-8-10-istoriya-russkogo-prava/29.htm

Федеральная таможенная служба

Торговая пошлина на руси

История российской таможни ведет свое начало с первых упоминаний  в древнерусских летописных и законодательных источниках, содержащих сведения о торговых договорах и сборе пошлин.

В  X-XII веках на Руси за провоз товара через внешние или внутренние  заставы взимали «мыто»- торговую и провозную пошлину. «Мыто» также обозначало общую сумму собираемых проездных, предпродажных, торговых и штрафных пошлин.

Первое упоминание термина «мыто», как специальной торговой пошлины,  содержится в договоре между Киевской Русью и Византией 907 года.  Сборщиками мытных пошлин были, как правило,  члены княжеской дружины. Они именовались «мытниками», «мытоимцами», «мытарями».

«Мытник», как должность княжеской администрации, упоминается в статьях «О татьбе» и «О своде» Пространной редакции  «Правды Руской» начала ХII  века.

В период феодальной раздробленности на Руси в ХII  — начале ХIII веков, в связи с ростом числа княжений и  внутренних границ между ними, мыто становится одной из самых доходных внутренних торговых пошлин.

Упоминание о мыте, как внутренней провозной пошлине, содержится в Уставной и жалованной грамоте 1150 года смоленского князя Ростислава Мстиславича и в договоре Смоленска с Ригой и Готским берегом 1262 года.

Становление и развитие мытного дела на Руси (IX-XII века) характеризовалось появлением  формальных обрядностей, ставших последствии общепринятыми.

Это касается организации сбора пошлин, досмотра, взвешивания, пломбирования товара,  контроля за качеством товара и законностью его происхождения, исполнения  юридических функций (мытник выступал в качестве свидетеля при совершении сделок купли-продажи). Составляющей мытной службы был контроль за весовыми и измерительными инструментами.

С XI века в торговой и мытной практике Руси получает распространение крестоцеловальная присяга при вступлении в должность, совершении сделок, заключении договоров, судебных разбирательствах.

В период ордынского нашествия  в середине XIII века на Руси вводится таможенная система сбора пошлин.

Первые ордынские баскаки (даруги) и  таможенники (тамгачи) собирали тамгу на Руси от имени хана Берке (1256-1266). В 1257-1259 годах на Руси проводилась перепись населения. Все удельные княжества, крупные города и земли дали «число», которое включало в себя поголовную и подворную роспись.

Население было разделено в соответствии с принятой в орде десятичной системой исчисления на десятки, сотни, тысячи. Во главе каждой из этих групп стояли десятские, сотские и тысяцкие, которые назначались из местного населения и отвечали за своевременный сбор ордынских налогов с податного численного населения.

После проведения переписи тамга, как новая и обязательная торговая пошлина, была введена централизовано.

Ордынские тамгачи осуществляли сбор тамги при помощи местной княжеской администрации. Тамга собиралась в крупных торговых центрах, на ярмарках, на перевозах, на границах.

Основным документом для начала таможенных операций служил ярлык, который назывался «эль-тамга» (большая тамга) – грамота, заверенная красной печатью с именем хана с изображением его тамги. Полномочия сборщиков тамги подтверждались также «пайцзой» – специальной пластинкой с именем великого хана.

Печатью с ханской тамгой скреплялись проезжие грамоты, в которых сообщались наименование товара, маршрут следования, имя и положение купца, имя баскака и таможенника, выдавшего документ. Тамгачи пользовались реестрами и счетными и шнуровыми книгами, составленными численниками (битикчиями).

На торговых путях документы проверяли специальные ордынские караульщики и заставщики. Досмотр производился в специально отведенных местах: у городских ворот, на рынках, в караван-сараях, где были выставлены специальные доски с обозначением размеров тамги.

После ряда антиордынских выступлений на Северной Руси и в Поволжье в 1262 году сбор тамги был передан русским князьям. Тамга выплачивалась два раза в год вместе с выходом.

Первое упоминание о «княжих таможенницах» содержится в тарханном ярлыке хана Менгу-Тимура от 10 августа 1267 года, что свидетельствует об отнесении таможенников к должностным лицам великокняжеской администрации.

Должность таможенника в русских актовых документах содержится в подтвердительной грамоте смоленского князя Феодора Ростиславовича от 18 мая 1284 года. смоленской грамоты свидетельствует о заимствовании ордынской таможенной структуры на русских землях.

В конце XIII – начале XIV века тамга в Орде была «твердым налогом». Как торговая пошлина, в соответствии с численной разверсткой населения, тамга имела строго фиксированный характер и составляла, по сведениям иностранных купцов, 10% от торгового оборота.

В конце XIV – начале XV века пошлинный аспект все чаще становится предметом международных договоров и  договорных грамот русских князей.

Таможенные пошлины, установленные уставными грамотами, разделялись на три группы: пошлины с торговых сделок, пошлины за обслуживание и проезжие пошлины. Основной доход приносила первая группа пошлин.

Таможенные пошлины собирали по верной и откупной системе.

Уставная грамота таможенной пошлины опричной Торговой стороны Великого Новгорода от 17 марта 1571 года, в исторической науке получившая наименование Таможенного устава царя Ивана Грозного, по своему значению явилась первым общегосударственным законодательным документом по регламентации таможенного дела.   В документе на примере Новгородской земли описаны правила и процедура сбора таможенных пошлин, которые зафиксированы в позднейших Таможенных уставных грамотах, выдававшихся до середины XVII века, а также правила досмотра товара,  его клеймения, хранения, упаковки.

Данный период характеризуется ростом торговли с иностранными государствами, развитием таможенной инфрастуктуры, повышением таможенных доходов государства. Вводятся новые типы таможенной документации, появляются привилегии на беспошлинную торговлю для иностранных компаний и знатных «гостей».

  Со второй половины ХVI века получают распространение таможенные печати, предназначенные для подтверждения явок, таможенных выписей и для пломбирования товаров. Принимаются меры по борьбе с контрабандой, в частности с незаконным ввозом из-за границы фальшивых «воровских денег».

Таможенные пошлины в этот период составляли для вывозной и ввозной торговли не более 3 % со стоимости товара.

Таким образом, в период формирования  Московского централизованного государства в XV-XVI веках начинает складываться единое общерусское таможенное законодательство, совершенствуются правовые нормы, регулирующие продажу и перемещение товаров, приводятся в порядок  финансовые сборы и денежная система.

Главной задачей Российского централизованного государства стало создание единой системы сбора пошлин и проведение единой таможенной политики.

Исторически сложившиеся функции сборщиков торговых податей, наименования которых произошло от видов взимаемых пошлин,  к началу XVI века концентрируются в одной должности – таможенник.

В царствование Алексея Михайловича Романова (1645-1676) завершилось становление института Приказной системы Московского государства, получила дальнейшее развитие законодательная база таможенного дела, была подготовлена, в определенной степени, основа  для проведения таможенных реформ.

В связи с укреплением вертикали власти централизация таможенной службы была неизбежна, приняв устойчивую структуру управления: гости, верные головы,  целовальники, дьяки, таможенники, откупщики, работники. В Сибири и в Восточных районах  государства таможенные пошлины собирали воеводы.

Централизация таможенного дела основывалась на важнейших законодательных актах. В 1649 году было принято Соборное уложение. Документ определил роль таможенников,  мытников, перевозчиков и мостовщиков по осуществлению контроля за перевозом товаров, перемещением иностранцев и государевых служилых людей.

В статьях Уложения  превалируют, главным образом, интересы государства в мытной сфере, а права крупных вотчинников и землевладельцев ограничиваются.

Заметными актами  таможенного  дела стали Указ об отмене привилегий и прав беспошлинной торговли для англичан 1649 года и  Именной Указ с боярским приговором «О взимании таможенной пошлины с товаров в Москве и в городах с показанием поскольку взято и с каких товаров» от 25 октября 1653 года. 

По инициативе  выдающегося реформатора, боярина,  воеводы, известного дипломата А. Л. Ордын-Нащокина, покровительствовавшего торговле,  в 1667 году был подготовлен и издан Новоторговый устав. Устав  был ориентирован на регулирование вопросов, касающихся внешней торговли и отношений русских купцов с иностранными. В Новоторговый Устав вошли основные положения Торгового устава 1653 года.

Главными целями Устава были «чтоб Московского государства и порубежных городов Великия России торговые люди имели свободные торги» и «укрепление великого Государственного и всенародного пошлинного сбора дела». Большое место в Уставе занимали статьи, касающиеся иноземной торговли в Архангельске. Розничная торговля иностранцев в пределах Московского государства была  запрещена.

В Уставе подробно описаны правила доставки грузов из Москвы и других городов в Архангельск,  взимание пошлин, порядок таможенного оформления товаров, выдачи выписей, росписей, памятей, правила ведения  таможенных книг и конфискации необъявленных товаров и тайно провозимой валюты. Иноземным купцам без жалованных грамот торговать внутри страны было запрещено.

Новоторговый Устав подтвердил порядок взимания пошлины с иностранных и российских купцов – 10 денег с рубля с «весчих товаров» и 8 денег с рубля  «не с весчих». Особое внимание уделялось проверке клеймения привозных иноземных товаров  в целях обнаружения «поддельных», «воровских» и «худых» товаров.

Иноземный товар подлежал обязательному пломбированию при перевозке для продажи внутрь России. Со времени введения Новоторгового устава в таможенных документах появляется формулировка о сборе таможенных пошлин «по Его Великого Государя указу и по уставной печатной грамоте и по ново-Торговому Уставу». Таможенными сборами ведали более 70 Приказов.

С 1680 года сбор таможенных и  торговых налогов сосредотачивался в Приказе Большого Прихода, объединенного с Приказом Большой Казны.

Таким образом, в XVII веке в таможенной политике прослеживается тенденция к установлению единой рублевой пошлины, взимаемой с цены товара, что было вызвано не только фискальными интересами, но и соображениями удобства в сборе пошлин.

Разные ставки тамги во внутренней таможенной системе начинают исчезать.

Таможенная политика этого периода была направлена на увеличение таможенных сборов, обеспечение равных условий торговли на общероссийском рынке, обусловила нарастание требований взимания со всех рублевой пошлины в одинаковом размере.

Источник: http://customs.ru/folder/9489

Налогообложение в Древней Руси в период монгольского нашествия

Торговая пошлина на руси

Первое появление монгольских завоевателей относится к 1224 г., когда они вторглись в половецкие степи [1,3].

По просьбе одного из половецких ханов – Котяна, тестя князя Галицкого Мстислава Удалого, русское войско под руководством грех Мстиславов – Галицкого, Киевского и Черниговского направилось на поиски монгольского войска и нашло его на р. Калке, впадающей в Азовское морс.

Русское войско было разбито из-за несогласованности действий русских князей. Враги преследовали русских до берегов Днепра, однако дальше не пошли и исчезли на 12 лет. Это были передовые войска Чингисхана (ок. 1155–1227).

В 1236 г. монголы появились вновь. Во главе войска стоял хан Батый (1208–1255), племянник нового хана Угэдея и внук Чингисхана. В начале завоеватели опустошили Камскую Булгарию, в 1237 г. – Рязанское княжество, в 1238 г.

– Владимирское и Суздальское, не дойдя до Новгорода всего 100 верст, в 1239–1240 гг. – Киевское и другие южные княжества.

После этого Батый увел войска в низовья Волги, где основал город Сарай-Бату, ставший столицей Золотой Орды.

На Русь была наложена дань в размере 1/10 части всех доходов и имущества. Дань взималась со всего населения, в том числе с князей и дружины. Исключение составляли церковь и священнослужители. Эта дань получила название «выход». Кроме того, Русь должна была поставлять рекрутов в войска великого хана.

Для расчета величины «выхода» и числа рекрутов необходимо было провести учет населения, установить доходы и имущество каждого. В 1253 г. на Русь прибыли чиновники великого хана Угэдея, так называемые «численники», которые и должны были проводить перепись.

Однако из-за сопротивления населения им это сделать не удалось. Повторно попытка учета была сделана в 1257 г. по приказу нового великого хана Мункэ. В летописи об этом написано так: «В лето 1257 г.

приехали татарские численники и пересчитали всю землю Суздальскую, и Рязанскую, и Муромскую, и поставили десятников, сотников, тысячников и темников. Не пересчитали только игуменов и чернецов, попов – тех, кто зрит на святую Богоматерь».

«И начали ездить окаянные татары по улицам и переписывать дома христианские. Взяв число, уехали окаянные» [8, с. 129].

Перепись вызывала большое недовольство населения, численников убивали.

Новгородцы особенно активно протестовали против переписи и только князь Александр Невский (1220–1263) сумел их переубедить, и таким образом предотвратил разгром Новгорода войсками великого хана.

В конечном итоге, монголам так и не удалось в полном объеме осуществить перепись населения, так что размер «выхода» оставался результатом торга между ханом Золотой Орды и великим князем.

Сбор «выхода» был также достаточно серьезной проблемой. Первоначально сбором «выхода» занимались баскаки – чиновники великого хана, объезжавшие во главе вооруженных отрядов территорию Руси. Результатом этого были постоянные стычки и восстания (1259 г. – Новгород, 1262 г. – Ростов, Суздаль, Ярославль и т.д.), которые кончались разгромом городов и запустением земель.

Была попытка использовать для сбора «выхода» механизм откупов. Золотоордынские ханы продавали право собирать «выход» богатым арабским купцам (обычно это были хорезмийские и хивинские купцы).

Использование такой системы вело к усилению налогового гнета и усилению недовольства населения, и в конечном итоге к бунтам. Известно восстание жителей Курска против Ахмеда – хивинца, получившего право взимать «выход» с этого города. Система откупов на Руси себя не оправдала и массового распространения не получила.

В истории от нее осталось слово «басурманин» (от слова «бесермеи» – мусульманин), имеющее достаточно негативный смысл.

В конечном итоге сбор «выхода» был поручен самим князьям, передававшим его великому князю, который и отвозил его в Золотую Орду. Великий князь назначался ханом Золотой Орды и ему выдавался ярлык на великое княжение, а вместе с ним обязанность по уплате «выхода» в Орду. Как отмечалось выше, размер «выхода» был предметом торга между претендентом на Великое княжение и ханом Золотой Орды.

Первым такого права добился Иван I Калита (?–1340) князь Московский с 1325 г., великий князь Владимирский с 1328 г. Этим были заложены основы политического и экономического могущества Московского княжества и в целом Руси.

В летописях не указано, сколько и когда платили ханам, имеются лишь некоторые данные относительно отдельных княжеств. Так Дмитрий Донской (1350–1389) в 1371 г. платил «выход» со всех волостей, принадлежащих его сыновьям, в размере 1000 руб. [7].

Бывали случаи увеличения дани, но по мере падения могущества Золотой Орды все чаще происходило произвольное уменьшение суммы «выхода» со стороны великих князей. Так произошло и в случае с Дмитрием Донским.

Конфликт Дмитрия Донского с темником Мамаем был во многом конфликтом налоговым. Мамай требовал от Дмитрия дани, которую предки Дмитрия платили ханам Золотой Орды Узбеку и Чанибеку, а Дмитрий соглашался на дань, которая в последнее время была установлена между ним и Мамаем.

Победа русских войск на Куликовом поле над Мамаем в 1380 г. не привела к избавлению от власти монголов. Правитель Золотой Орды Тохтамыш в 1382 г.

сжег Москву, после чего размер «выхода» был восстановлен, а затем и увеличен. При сыне князя Дмитрия Донского – Василии (1371 – 1425) «выход» составлял уже 5000 руб., а затем и 7000 руб.

При этом дань с Нижегородского княжества составляла 1500 руб. [12, с. 14].

Помимо «выхода» татары взимали «тамгу» – пошлину на ввозимые и вывозимые товары, отсюда происходят в русском языке слова «таможня», «таможенная». Сбор этих пошлин также был передан князьям, этим занимались люди великого князя – «даньщики». Тогда же возник термин «таможник» для главного сборщика торговых пошлин. Его помощник назывался мытником.

Кроме денежных сборов были еще так называемые ордынские тяготы (повинности): всеобщая воинская повинность – рекруты в войско великого хана; почтовая повинность – «ям» – предоставление лошадей, подвод для обеспечения почтовых и иных чиновников великого хана.

Источником внутренних доходов русских княжеств были косвенные налоги, главным образом в виде различных пошлин (торговых, судебных). Основной источник составляли торговые пошлины.

При Иване Калите (1328–1341) и его сыне Симеоне Гордом (1341 – 1353) торговые пошлины были таковы: «С воза товара – пошлина деньга (1/2 копейки), если кто едет без воза, верхом на лошади, но для торговли – платить деньгу же, со струга (ладьи) – алтын (три копейки). Когда кто начнет торговать, берется от рубля алтын» [12, с. 15].

Кроме торговых взималось большое число других пошлин, например, с серебряного литья, с клеймения коней – «пятно», налоги на продажу скота: «привязное» – за привязывание скота; «роговое» – налог на рога; «гостиная» – за организацию складов. Взимались пошлины с соляных варниц, с рыбных промыслов, медовая и т.п.

Косвенным налогом были также дорожные пошлины. Первые упоминания о дорожной пошлине относятся к концу X в.

Дорожная пошлина взималась в виде «мыта» (на перевозимые товары), «годовщины» (с торговых людей), «мостовщины» (за проезд через мосты) и «перевоза».

Многочисленные дорожные пошлины, сильно затруднявшие движение по дорогам, в Российском государстве были отменены только в 1654 г., а «мостовщина» и «перевоз» – в 1753 г.

В XIV в. на Руси складывается система кормлений. Корни этого явления уходят еще во времена Киевской Руси, однако в XIV в. оно становится массовым, так как резко возрастает число чиновников князя, которые должны исполнять управленческие функции.

В каждом городе назначаются наместники великого князя, а также его помощники – тиуны и докладчики. В каждом сельском районе назначались волостели, управлявшие волостью от имени великого или удельного князей, для сбора пошлин – пошлинники, таможники, мытники. Книги учета сборов вели дьяки и подьячие. Собранные средства хранились у казначеев.

В то же время в казне князя, как правило, не было средств на выплату жалованья всей этой армии чиновников.

Поэтому князь, предоставляя им право на управление определенной территорией, давал соответственно возможность кормиться за счет части собираемых налогов.

Кормленщик получал доходный список «как ему корм и всякие пошлины собирать» [10, с. 20]. Население же получало право бить челом великому князю на злоупотребления наместников и их чиновников.

С тем, чтобы как-то ограничить произвол наместников и уменьшить злоупотребление, великий князь Московский и Владимирский Симеон Гордый, умирая, в своем завещании наказал, чтобы наместники передавали в княжескую казну не менее половины собранных налогов, оставляя себе на жизнь и содержание своих помощников не более половины собранных средств.

К этому времени относится также появление и распространение такого явления, как оброк. Термин «оброк» встречается в древнерусских письменных источниках вместе с термином «дань». Под оброком в древности понималась аренда, т.е. срочное или бессрочное пользование каким-либо недвижимым имуществом, вытекающее из договора найма.

Это подтверждается выражением «отдача на оброк из поддачи» [10, с. 21], подразумевавшим передачу имущества (городских торговых мест, лавок, перевозов, кузниц, мельниц и других промышленных заведений, а также бобровых гонов, рыбных ловель, бортных и других угодий) в аренду государством и монастырями с публичных торгов. В XV в.

термин «оброк» начинает употребляться также и в значении государственной подати.

Источник: https://studme.org/1854051620457/ekonomika/nalogooblozhenie_drevney_rusi_period_mongolskogo_nashestviya

Адвокат 24