Свидетельский иммунитет адвоката это

Свидетельский иммунитет адвоката

Свидетельский иммунитет адвоката это

Защита от уголовного преследования является неотъемлемым правом каждого человека. Это право закреплено в таких международных актах, как Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (ч.3 ст.6), Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. (ч.3 ст.14). Законодательство Российской Федерации также закрепляет право лица на защиту.

Лицу, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, необходимо предоставить профессиональную защиту. В уголовном процессе защитником лица является адвокат.

Для осуществления адвокатом своей профессиональной деятельности и реализации права лица на защиту от уголовного преследования законодатель закрепил ряд мер, среди которых важнейшими являются адвокатская тайна и свидетельский иммунитет адвоката.

В процессе оказания юридической помощи адвокат становится носителем сведений, которые были сообщены ему доверителем. Эти сведения составляют адвокатскую тайну. Свидетельский иммунитет и адвокатская тайна неразрывно связаны между собой. Для того чтобы понять, какую информацию адвокату не следует разглашать, необходимо обозначить, какие сведения составляют адвокатскую тайну.

Согласно Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Значения не имеет, оформлены ли официально правоотношения адвоката с доверителем или же юридическая помощь ограничилась лишь справкой и консультацией.

Объём информации, составляющей адвокатскую тайну, по каждому делу устанавливается адвокатом самостоятельно.

В «Рекомендации по обеспечению адвокатской тайны и гарантий независимости адвоката при осуществлении адвокатами профессиональной деятельности» Совет Федеральной палаты адвокатов РФ определяет адвокатскую тайну как  «состояние запрета доступа к информации, составляющей её содержание, посредством установления специального правового режима, направленного на реализацию конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, а также на формирование и охрану иммунитета доверителя путём: введения запретов на несанкционированное получение, разглашение или иное неправомерное использование любой информации, находящейся у адвоката в связи с его профессиональной деятельностью; закрепления права адвоката на тайну и обязанностей по её сохранению; установления ответственности адвоката и третьих лиц за нарушение адвокатской тайны». [9]

адвокатской тайны составляют:

  • сведения о факте обращения к адвокату за правовой помощью, включая имена и названия доверителей;
  • документы и доказательства, которые собрал адвокат в процессе подготовки к делу;
  • сведения, которые адвокат получил от доверителей, а также документы, которые входят в производство по делу;
  • любая информация о доверителе, которая стала известной адвокату в процессе оказания правовой помощи;
  • содержание правовых советов, которые адвокат дал доверителю в процессе оказания правовой помощи;
  • адвокатское производство по делу;
  • условия соглашения об оказании юридической помощи, а также информация о денежных расчётах между адвокатом и доверителем;
  • иные сведения, связанные с оказанием адвокатом правовой помощи. [9]

Свидетельский иммунитет адвоката является одной из гарантий сохранности адвокатской тайны.

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливают, что адвокат не имеет права давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи доверителю.

Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью и в связи с её оказанием.

УПК РФ также содержит указание на то, что адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи. В отношении сведений об этих обстоятельствах адвокат наделён свидетельским иммунитетом (ст.56 УПК РФ).

Конституционный Суд РФ в своих определениях даёт толкование запрета допрашивать адвоката о тех обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с осуществлением профессиональной деятельности.

  «Освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать об обстоятельствах и сведениях, которые ему стали известны или были доверены в связи с его профессиональной деятельностью, служит обеспечению права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч.1 ст.

23 Конституции Российской Федерации) и является гарантией того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельство против него самого (ч.1 ст.24; ст. 51 Конституции Российской Федерации)».

[4] Однако Конституционный Суд РФ не исключает возможности адвоката дать свидетельские показания в случае, если доверитель или сам адвокат в этом заинтересованы. В данной ситуации, по сути, адвокат меняет свой уголовно-процессуальный статус защитника на статус свидетеля.

Законодатель и Конституционный Суд РФ достаточно ясно определили адвокатскую тайну и статус адвоката в уголовном процессе: адвокат может разгласить сведения, полученные им от доверителя, для оказания ему юридической помощи, лишь в случае получения согласия на разглашение этих сведений от самого доверителя.

Президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Евгений Васильевич Семеняко отмечает, что адвокат вправе дать показания в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших известными ему в связи с осуществлением юридической помощи, только в случае, когда это необходимо для усиления позиции доверителя. [7, с.

 3]

Конституционный Суд РФ в своём определении от 29 мая 2007 г.

№ 516-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Гольдмана Александра Леонидовича и Соколова Сергея Анатольевича на нарушение их конституционных прав статьей 29, пунктом 3 части второй статьи 38, пунктами 2 и 3 части третьей статьи 56 и пунктом 1 части первой статьи 72 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации» указал, что установленный УПК РФ запрет допрашивать адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу или в связи с оказанием юридической помощи, распространяется на обстоятельства любых событий. Абсолютно не важно, когда имели место эти события: до или после того, как адвокат был допущен к участию в деле. Также не имеет значения, кто, суд или следователь, решает вопрос о возможности допроса адвоката. [5]

Свидетельский иммунитет не является новшеством в правовом пространстве Российской Федерации. Он достаточно прочно закреплён в системе правовых норм. Однако на практике адвокаты при осуществлении своей профессиональной деятельности сталкиваются с определёнными сложностями.

Нарушение прав адвокатов и вызов их на допрос ещё в 2010 году стали поводом для направления Уполномоченным по правам человека в РФ в адрес Генерального прокурора РФ представления «О нарушениях органами дознания и предварительного следствия прав адвокатов». Президент РФ поручил Генеральной̆ прокуратуре РФ провести проверку фактов нарушений профессиональных прав адвокатов. [8] Несмотря на это, на сегодняшний день вызовы адвокатов на допросы продолжаются.

А что значит для адвоката вызов на допрос в качестве свидетеля? Для адвоката это невозможность дальнейшей работы по данному делу в качестве защитника. Этого и добиваются следователи, вызывая адвоката на допрос в качестве свидетеля по делу.

Кроме того, адвоката, в случае обращения подзащитного с жалобой в адвокатскую палату, ждёт дисциплинарное производство. Исходом такого дисциплинарного производства может быть дисциплинарное взыскание, в том числе и лишение статуса адвоката.

Для защиты профессиональных прав адвокатов, а также для помощи адвокату в ситуации с вызовом на допрос в качестве свидетеля, при Федеральной палате адвокатов РФ и при адвокатских палатах субъектов Российской Федерации созданы специальные комиссии по защите профессиональных прав адвокатов.

Любой адвокат может обратиться в комиссию за консультацией по вопросу вызова на допрос, уточнить имеющие значение моменты для того, чтобы его подзащитному была оказана квалифицированная юридическая помощь, его право на неприкосновенность частной жизни и право на защиту от уголовного преследования не были нарушены, а также для того, чтобы избежать в дальнейшем дисциплинарного производства в отношении самого адвоката.

Законодательно свидетельский иммунитет адвоката, запрет вызова на допрос адвоката в качестве свидетеля, оформлен достаточно чётко и ясно. Органы, осуществляющие предварительное следствие, и судебные органы обязаны соблюдать этот запрет.

Если же данный запрет органы предварительного следствия или судебные органы нарушают, доказательства, полученные таким способом, должны быть признаны недопустимыми, а это значит, что в основу обвинения они положены быть не могут (п. 2, 3 ч. 3 ст. 56, п. 2.1 ч.

2 ст. 75 УПК РФ).

Однако, на наш взгляд, окончательно оформить свидетельский иммунитет адвоката в качестве гарантии прав человека, может установление ответственности лиц, осуществляющих предварительное расследование, за вызов на допрос адвоката в качестве свидетеля.

Эту ответственность необходимо установить для всесторонней защиты права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, для обеспечения права каждого человека на защиту от уголовного преследования.

Пока такая ответственность установлена лишь для адвокатов в пределах адвокатского сообщества.

Список литературы:

Источник: https://sibac.info/journal/student/43/123812

Адвокатская тайна в уголовном судопроизводстве

Свидетельский иммунитет адвоката это

И.А.Бирюкова

Введение: статья посвящена актуальным проблемам, связанным с сохранением сведений, составляющих адвокатскую тайну, адвокатом, а также иными лицами, в частности, помощником, стажером адвоката, иными сотрудниками адвокатских образований.

В связи с этим в работе поставлена цель: совершенствование законодательства в части сохранения адвокатской тайны в уголовном процессе. Для достижения поставленной цели были использованы методы научного познания: анализ, синтез, сравнение, а также частнонаучные методы исследования: формально-юридический, технико-юридический.

Результаты: на основании действующего законодательства аргументирована позиция, что помощник, стажер адвоката и иные сотрудники адвокатских образований не вправе отказаться от дачи показаний об обстоятельствах, ставших им известными в связи с их профессиональной деятельностью.

При этом на практике нельзя исключать ситуацию, когда помощник, стажер адвоката или иной сотрудник адвокатского образования будет вызван следственными органами или судом для допроса в качестве свидетеля, и в случае отказа от дачи показаний об обстоятельствах, фактически составляющих предмет адвокатской тайны, указанные лица могут быть привлечены к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ. Выводы: предлагается внести изменения в п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, изложив их в новой редакции.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, свидетельский иммунитет, адвокат, адвокатская тайна, уголовная ответственность.

Введение
Никто не обязан показывать против себя самого (с лат. nemo tenetur se ipsum prodere vel accusare) – это правило, признаваемое в наши дни во всех основных правовых системах, было сформулировано еще в римском праве. В российском законодательстве данное положение закреплено на конституционном уровне (ст. 51 Конституции РФ).

В пункте 40 ст. 5 УПК РФ дано определение свидетельского иммунитета. Данное право предполагает свободное усмотрение субъекта на то, давать ему показания по уголовному делу или нет.

Свидетельский иммунитет следует отличать от устранения от свидетельства, представляющего собой законодательно закрепленный запрет допрашивать некоторых лиц в качестве свидетелей об определенных обстоятельствах [2, с. 61].

Именно как устранение от свидетельства законодатель сформулировал положение ч. 3 ст. 56 УПК РФ («Не подлежат допросу в качестве свидетелей…»).

Однако в действительности далеко не все из перечисленных там лиц полностью устраняются от свидетельства – некоторые все же вправе давать свидетельские показания, как, например, член Совета Федерации, депутат Государственной Думы, когда дают на то свое согласие, и др. (п. 5 ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

Адвокат (защитник) как субъект адвокатской тайны

В теории уголовного процесса весьма актуальна проблема свидетельского иммунитета адвоката, защитника (см.: [3-6]). Конституционный Суд РФ в своем Определении от 6 марта 2003 г. № 108-0 указал, что уголовно-процессуальный закон не исключает права адвоката дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений.

Федеральным законом от 17 апреля 2017 г. № 73-Ф3 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в п. 2, 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ были внесены изменения.

Теперь, по смыслу закона, не подлежат допросу в качестве свидетелей адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого; а также адвокат об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь.

Нельзя не признать, что новая законодательная регламентация дачи адвокатами показаний в качестве свидетелей – значительный шаг вперед по сравнению с ранее действовавшей редакцией ч. 3 ст. 56 УПК РФ.

Однако и в этом, новом, виде формулировки уголовно-процессуального закона вызывают определенные нарекания, поскольку дача адвокатом (защитником) показаний поставлена законодателем в зависимость исключительно от его усмотрения.

В процессе взаимодействия адвоката (защитника) с подзащитным между ними возникают правовые отношения, основанные на нормах УПК РФ. Необходимым элементом этих отношений выступает доверие.

Так, общаясь с адвокатом (защитником), обвиняемый (подозреваемый) сообщает ему информацию об обстоятельствах дела, рассказывает о событиях, которые, возможно, не известны органам расследования или суду. Эти сведения необходимы адвокату для построения защиты и опровержения обвинительного тезиса.

Без доверительных отношений защитник не мог бы получить от подзащитного всю необходимую информацию, что, в свою очередь, сделало бы невозможным осуществление им эффективной защиты от обвинения. Именно институт адвокатской тайны, гарантируемой положениями ч. 2 ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г.

№ 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также п. 2, 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, лежит в основе доверия подзащитного к адвокату (защитнику).

На практике могут возникать ситуации, когда доверитель ходатайствует о допросе адвоката (защитника) в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших известными доверенному лицу в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Однако закон позволяет адвокату уклониться от дачи свидетельских показаний, например, не заявив соответствующего ходатайства (п. 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

Такое положение представляется неправильным. Необходимо иметь в виду, что «институт адвокатской тайны не следует рассматривать как личную привилегию, защищающую интересы адвоката и позволяющую ему без приведения мотивов отказываться от дачи свидетельских показаний, поскольку это противоречит основному назначению рассматриваемого института» [1, с. 53].

Посредством участия в деле защитника обвиняемый (подозреваемый) реализует свой процессуальный интерес. Защитник выполняет возложенную на него законом обязанность защитить интересы именно обвиняемого (подозреваемого).

В связи с этим возможность дачи адвокатом свидетельских показаний должна быть, по нашему мнению, поставлена в зависимость от усмотрения доверителя, а не самого адвоката.

Сохранение адвокатской тайны помощником и стажером адвоката

Доступ к сведениям, составляющим адвокатскую тайну, имеют не только адвокаты, но и иные лица, в частности помощник, стажер адвоката, иные сотрудники адвокатских образований. Именно по этой причине Федеральным законом от 31 мая 2002 г.

№ 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» на этих лиц возложена обязанность сохранять адвокатскую тайну (ч. 3 ст. 27, ч. 3 ст. 28).

Кодекс этики адвокатов развивает эти положения, предусматривая, что помощники и стажеры адвоката, а также иные сотрудники адвокатских образований письменно предупреждаются о необходимости сохранения адвокатской тайны и дают подписку о ее неразглашении (ч. 10 ст. 6).

Однако в УПК РФ право помощника, стажера адвоката и иных сотрудников адвокатских образований отказаться от дачи показаний об обстоятельствах, ставших им известными в связи с их профессиональной деятельностью, не закреплено.

Нельзя исключать на практике возможность возникновения ситуации, когда помощник, стажер адвоката или иной сотрудник адвокатского образования будет вызван следственными органами или судом для допроса в качестве свидетеля.

При отказе дать свидетельские показания об обстоятельствах, ставших им известными в ходе осуществления профессиональной деятельности, то есть фактически составляющих предмет адвокатской тайны, они могут быть привлечены к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ.

Выводы
Во-первых, возможность адвоката уклониться от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, когда в этом заинтересован доверитель, нарушает права последнего.

Во-вторых, отсутствие в законе права помощника, стажера адвоката отказаться от дачи показаний об обстоятельствах, ставших им известными в связи с их профессиональной деятельностью, фактически лишает институт адвокатской тайны необходимых правовых гарантий, что подрывает право обвиняемого (подозреваемого) на защиту.

Для преодоления сложившейся ситуации считаем целесообразным внести изменения в п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, изложив их в следующей редакции:

«2) защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, за исключением случаев, когда о его допросе в качестве свидетеля ходатайствует лицо, которому оказывалась юридическая помощь;

3) адвокат, помощник адвоката, стажер адвоката – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, ког
да о его допросе в качестве свидетеля ходатайствует лицо, которому оказывалась юридическая помощь».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Дикарев, И. Свидетельские показания адвоката по ходатайству его доверителя / И. Дикарев // Законность. – 2006. – № 8. – С. 50-53.2. Дикарев, И. С. Устранение от свидетельства в уголовном процессе / И. С. Дикарев // Уголовное право. – 2011. – № 5. – С. 61-65.3. Колоколов, Н. А.

Вызов адвоката на допрос в качестве свидетеля: критерии законности / Н. А. Колоколов // Адвокатская практика. – 2016. – № 5. – С. 3-7.4. Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В 2 т. Т. 1 / под ред. В. М. Лебедева. – М. : Юрайт, 2016. – 231 с.5. Таран, А. С.

Допрос адвоката о производстве предварительного расследования в дисциплинарной практике адвокатских палат Российской Федерации / А. С. Таран // Адвокат. – 2016. – № 7. – С. 5-8.

6. Таран, А. С. Свидетельский иммунитет адвоката: исторические параллели / А. С. Таран // Адвокатская практика. – 2016.

– № 1. – С. 56-61.

Вестник ВолГУ. Правовая парадигма. 2017. Т. 16. № 3

249

No votes yet.

Please wait…

Источник: https://zakoniros.ru/?p=26007

Свидетельские показания адвоката по ходатайству его доверителя

Свидетельский иммунитет адвоката это

(Дикарев И.) («Законность», 2006, N 8)

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ АДВОКАТА ПО ХОДАТАЙСТВУ ЕГО ДОВЕРИТЕЛЯ

И. ДИКАРЕВ

И. Дикарев, кандидат юридических наук, Волгоградский государственный университет.

В уголовно-процессуальном законодательстве свидетельский иммунитет определяется как «право лица не давать показания…» (п. 40 ст. 5 УПК). При этом лицо, наделенное свидетельским иммунитетом, вправе им не воспользоваться, и тогда оно подлежит допросу на общих основаниях.

Кроме того, в некоторых случаях граждане, независимо от их волеизъявления, не могут быть допрошены относительно определенных обстоятельств в силу прямого запрета, содержащегося в законе.

Подобные запреты, чтобы не смешивать их с понятием свидетельского иммунитета, предлагается именовать устранением от свидетельства.

Буквальное толкование ч. 3 ст. 56 УПК (в частности, выражение «не подлежат допросу в качестве свидетелей») может привести к ошибочному выводу, что все указанные в ней лица полностью устраняются от дачи свидетельских показаний и ни при каких обстоятельствах допрошены быть не могут.

В действительности об устранении от свидетельства можно говорить лишь применительно к судьям и присяжным заседателям — они не могут допрашиваться об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по нему; а также священнослужителям — об обстоятельствах, ставших им известными из исповеди.

Как исключающие допрос адвокатов, защитников в качестве свидетелей об обстоятельствах, ставших им известными в связи с обращением к ним за юридической помощью или ее оказанием, сформулированы и положения п. п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 УПК.

Такой же смысл до недавнего времени придавала рассматриваемым положениям и правоприменительная практика: защитники ни при каких обстоятельствах не допускались к даче свидетельских показаний. Положение изменилось с принятием Конституционным Судом РФ Определения от 6 марта 2003 г. N 108-О по жалобе гражданина Г. Цицкишвили на нарушение его конституционных прав п. 2 ч.

3 ст. 56 УПК РФ. В этом Определении Конституционный Суд сформулировал правовую позицию, согласно которой освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать о ставших ему известными обстоятельствах не исключает его право дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений.

Это дает основания для вывода о том, что применительно к даче показаний адвокатом или защитником об обстоятельствах, составляющих адвокатскую тайну, следует говорить не об устранении от свидетельства, а о свидетельском иммунитете.

Интересно, что положение, допускавшее защитников к даче показаний, если подсудимые ходатайствовали о таком допросе, было включено в проект Устава уголовного судопроизводства, который разрабатывался в конце XIX столетия.

При этом составители проекта руководствовались следующими соображениями: «Недопущение защитника сообщать признания подсудимого составляет изъятие из общего правила об обязанности каждого свидетельствовать перед органами судебной власти о всем, что ему известно по данному делу, и составляет подчинение публичного интереса интересам частного лица, поэтому в случае отказа сего последнего от такой прерогативы не представляется уже оснований настаивать на ее соблюдении, вопреки желанию заинтересованного лица» . ——————————— Духовской М. В. Русский уголовный процесс. М., 1908. С. 219.

В современной теории уголовного процесса неоднозначно решается вопрос о том, требуется ли согласие самого адвоката на его допрос относительно обстоятельств, составляющих адвокатскую тайну, в случаях, когда в таком допросе заинтересован доверитель.

Причиной тому, возможно, послужило содержащееся в названном Определении Конституционного Суда положение о том, что допрос адвоката в качестве свидетеля возможен в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений.

В юридической литературе приведен случай из практики адвокатской палаты Самарской области, применившей к адвокату дисциплинарное взыскание за данные по ходатайству его доверителя (обвиняемого по уголовному делу) свидетельские показания, которые суд использовал для обоснования виновности последнего. «Сказанное, — пишет А.

Таран, — позволяет заключить, что хотя адвокат и вправе давать свидетельские показания в случае согласия на то доверителя, однако не исключено, что ему придется отвечать за все негативные правовые последствия такого шага.

Из этого следует, что за адвокатом должно быть признано право выбора — давать ему показания в случае ходатайства об этом доверителя или нет. Безусловно, такая позиция оправданна, поскольку адвокат, видя, что дача им свидетельских показаний может привести к негативным для его доверителя последствиям, должен воспользоваться свидетельским иммунитетом.

В противном случае он будет выполнять несвойственную ему процессуальную функцию (защитник — функцию обвинения, а адвокат — представитель потерпевшего — защиты)» . ——————————— Таран А. С. Адвокатская тайна в уголовном судопроизводстве // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России. Сборник научных статей. Самара, 2005. С. 80.

На наш взгляд, вопрос о том, имеет ли адвокат право отказаться от дачи показаний, когда на этом настаивает его доверитель, следует решать дифференцированно, в зависимости от того, на оглашении каких сведений настаивает доверитель. В ч. 1 ст.

8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская тайна определяется как любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Таким образом, адвокатская тайна охраняет сведения, не только сообщенные самим доверителем (доверительная информация), но и полученные адвокатом самостоятельно при оказании им юридической помощи доверителю.

Предназначение института адвокатской тайны состоит прежде всего в защите от разглашения вопреки воле доверителя тех сведений, которые были сообщены им адвокату при обращении за юридической помощью. В Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ФЗ от 8 мая 1994 г.

«О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» Конституционный Суд РФ, подчеркивая недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких, делает вывод о том, что адвокат освобождается от обязанности давать свидетельские показания именно потому, что обладает доверительной информацией, полученной в связи с осуществлением своей профессиональной деятельности. Ходатайствуя о допросе адвоката, доверитель тем самым освобождает его от обязанности хранить доверительную информацию в тайне. Соответственно, отпадают и причины, обосновывающие устранение адвоката от свидетельства: ведь сам доверитель заинтересован в предании гласности сообщенной им в свое время адвокату информации. Конечно, если адвокат полагает, что его показания могут повредить интересам доверителя, он вправе убеждать последнего, настаивающего на даче им свидетельских показаний, в нецелесообразности такого допроса. Но может ли адвокат действовать в такой ситуации вопреки воле своего доверителя? Полагаем, что в тех случаях, когда подзащитный не имеет психических недостатков, не является несовершеннолетним (случаи обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве), адвокат не вправе брать на себя ответственность принятия решений за своего доверителя. В подобной «опеке» нуждаются лишь те лица, которые неспособны осознавать свои интересы и оценивать последствия своих поступков. Кроме того, нельзя исключить, что адвокат неправильно оценит ситуацию и, посчитав, что его показания могут повредить доверителю, лишит тем самым своего подзащитного последнего шанса. В связи с приведенным выше примером из практики адвокатской палаты Самарской области следует более внимательно рассмотреть вопросы о возможности привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности в связи с дачей им свидетельских показаний по уголовному делу, а также об основаниях такой ответственности. Разрешение вопроса об ответственности адвоката в связи с данными им по уголовному делу свидетельскими показаниями не должно ставиться в зависимость только от того, как эти показания использовал суд. Будучи свидетелем, а не защитником, адвокат уже не выступает на стороне защиты, в связи с чем говорить о том, что, давая показания, он может выполнять несвойственную ему процессуальную функцию, не вполне корректно. Принципиально, на наш взгляд, то, относительно каких обстоятельств адвокатом были даны свидетельские показания. Очевидна, например, недопустимость сообщения им во время допроса тех сведений, на оглашение которых не давал согласия доверитель, поскольку это может привести к непредсказуемым последствиям, нарушить права и законные интересы доверителя. Но если показания адвоката касаются только обстоятельств, ставших ему известными от доверителя и на оглашении которых последний настаивал, то нет никаких оснований для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности. В подобных случаях свидетельские показания адвоката направлены, как правило, на подтверждение показаний доверителя, а значит, адвокат не может сообщить какой-либо новой информации, неизвестной органу предварительного расследования или суду. Таким образом, при разрешении вопросов, связанных с привлечением адвокатов к дисциплинарной ответственности в связи с данными ими свидетельскими показаниями, нужно прежде всего проверить: 1) было ли заявлено доверителем ходатайство о даче адвокатом свидетельских показаний; 2) не сообщил ли адвокат сведений, на оглашение которых доверитель не давал согласия. Представляется, что нарушение только этих требований может служить основанием для привлечения в подобных ситуациях адвокатов к дисциплинарной ответственности. Опасения адвоката, что в результате его допроса в качестве свидетеля могут пострадать его собственные интересы, не может рассматриваться в качестве основания предоставления ему права отказаться от дачи свидетельских показаний относительно сведений, сообщенных ему доверителем, когда последний настаивает на допросе. Институт адвокатской тайны не следует рассматривать как личную привилегию, защищающую интересы адвоката и позволяющую ему без приведения мотивов отказываться от дачи свидетельских показаний, поскольку это противоречит основному назначению рассматриваемого института. Конституционный Суд РФ в уже упоминавшемся Определении от 6 марта 2003 г. указал, что норма, содержащаяся в п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК, направлена на защиту конфиденциальности сведений, доверенных подзащитным адвокату при выполнении им профессиональных функций. Каких-либо иных целей, кроме создания условий для получения обвиняемым квалифицированной юридической помощи и обеспечения адвокатской тайны, законодатель в данном случае не преследовал. На адвоката, в случае дачи им свидетельских показаний, в полной мере распространяется конституционное право не свидетельствовать против себя самого. Поэтому оснований для опасений, что в результате допроса могут пострадать интересы самого адвоката, нет. В условиях, когда от допроса адвоката относительно сведений, сообщенных ему доверителем, может зависеть исход дела и, возможно, судьба обвиняемого (доверителя), наделение адвоката правом отказаться от дачи показаний представляется лишенным оснований. В таком случае невозможно объяснить, какую ценность оберегает закон, принося в жертву интересы гражданина. Институт адвокатской тайны, призванный служить средством защиты законных интересов граждан, не может и не должен использоваться в качестве орудия их ограничения. Таким образом, относительно сведений, имеющих доверительный характер, свидетельским иммунитетом обладает не сам адвокат, а его доверитель, от которого и зависит, выступит адвокат в уголовном процессе в качестве свидетеля или нет. Адвокат, по нашему мнению, обязан давать свидетельские показания относительно сведений, сообщенных ему доверителем, если последний настаивает на допросе. И это положение следовало бы закрепить в УПК и ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Особо отметим, что ни о каком ограничении адвокатской тайны, «расшатывающем» устои адвокатуры, в этом случае говорить не приходится. Ведь информация, которую должен сообщить адвокат на допросе, никакой тайны уже не составляет и в защите от разглашения не нуждается.

——————————————————————

Источник: http://center-bereg.ru/j2589.html

О свидетельском иммунитете адвоката и защите адвокатской тайны в законодательстве республики казахстан

Свидетельский иммунитет адвоката это

Статья посвящена защите свидетельского иммунитета адвоката, стажера и помощника. Автором с сожалением отмечается, что в настоящий момент защита интересов адвокатского сообщества слабо урегулирована в законе, что требует своего разрешения.

Независимость адвокатуры является гарантией независимости адвокатов при исполнении ими своих профессиональных обязанностей и функций.

Статья 17 Закона Республики Казахстан «Об адвокатской деятельности» предусмотрела широкие гарантии адвокатам. К данным гарантиям относятся запрет на воспрепятствование адвокатской деятельности, неприкосновенность адвокатского делопроизводства и связанных с ним материалов, запрет на отказ в предоставлении свиданий со своим подзащитным и т.п.

Несмотря на данные законодательные нормы, положение адвоката и его статус недостаточно защищены.

«В действительности адвокаты порой также беззащитны перед произволом, как и представляемые ими лица.

Офисы адвокатов могут быть подвергнуты несанкционированному обыску, сами адвокаты, в нарушение, гарантированного законом права на свидетельский иммунитет, иногда вызываются на допрос об обстоятельствах, ставших им известными в связи с оказанием правовой помощи, в отношении адвокатов могут проводиться специальные оперативно-розыскные мероприятия».6

Но этим нарушения статуса адвоката и его прав в уголовном судопроизводстве не ограничивается.

«Известныфакты преследования адвокатов за высказывания по поводу законности действий правоохранительных органов».

7 «Адвокаты до сих пор не могут беспрепятственно зайти в здания органов, ведущих уголовный процесс, а при входе порой подвергаются унизительным досмотрам, нарушающим личную неприкосновенность адвокатов и неприкосновенность их документации».8

Безусловно данная ситуация говорит о том, что статус адвоката и его защита в действующем законодательстве республики не отвечают потребностям ни общества, ни государства, ни самих адвокатов и их профессиональных объединений.

Юридической общественностью и адвокатским сообществом большие надежды возлагались на новый Уголовнопроцессуальный кодекс Республики Казахстан. Однако в нем, к сожалению, многие вопросы не были решены и урегулированы.

Не спешит законодатель разрешать возникшую проблему и в специальном законе, регламентирующим деятельность адвокатов.

По мнению некоторых адвокатов «следует ввести в законодательство об адвокатской и оперативно-розыскной деятельности прямой запрет на привлечение адвокатов к сотрудничеству с правоохранительными органами на конфиденциальной основе.

Такое сотрудничество не только противоречит этическим стандартам профессии адвоката, аморально по своей природе, но и нарушает посредством создания нравственной коллизии принцип состязательности и равенства сторон в уголовном процессе, фактически дезавуируетвозможность доверительного общения адвоката с подзащитным».9 Не менее важной проблемой является проблема реализации положений свидетельского иммунитета адвокатов, их помощников и стажеров. Статья 18 закона Республики Казахстан «Об адвокатской деятельности»10, содержит следующие указания:

Адвокаты, их помощники и стажеры, работники президиума коллегии адвокатов, юридической консультации, адвокатской конторы не вправе разглашать, а также использовать в своих интересах или в интересах третьих лиц какие-либо сведения, полученные в связи с оказанием юридической помощи.

Уголовно-процессуальное законодательство Республики Казахстан не содержит указания о наделение данных лиц свидетельским иммунитетом. Лишь только ст.

78 УПК Республики Казахстан содержит запрет на допрос защитника подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, а равно их законных представителей, представителя потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, а также адвоката свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполнением своих обязанностей.

Законодатель не включает в состав лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, таких которым такие сведения стали известны ввиду осуществления их деятельности в коллегии адвокатов.

Такие указания имеются лишь в специальном законе.

Подобные законодательные нормы позволяют лицам, осуществляющим производство по уголовному делу, допрашивать помощников и стажеров адвокатов, предупреждая их об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний.

К сожалению, данная коллизия никак не разрешена в уголовнопроцессуальном законе, что дает повод правоохранительным органам игнорировать положения, содержащиеся в специальном законе, регламентирующим деятельность адвокатского сообщества.

Это не праздный вопрос.

Лица, обращающиеся к адвокату за квалифицированной юридической помощью, как правило, доверяют ему свои личные тайны, различные сведения, которые предназначены только для адвоката, надеются на то, что данные сведения не будут разглашены, а будут использованы исключительно в интересах защиты. Между тем адвокаты для правильной и эффективной организации своей деятельности вправе иметь помощников и стажеров. Помощники и стажеры посвящены в проблему, им хорошо знакома ситуация и вопросы, с которыми обратилось лицо к адвокату.

Уголовно-процессуальное законодательство, к сожалению, достаточно просто разрешило ситуацию предоставления права свидетельского иммунитета адвокату. В перечень лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей по уголовному делу, не включены помощники и стажеры адвокатов. 

Данная проблема не только уголовно-процессуального законодательства Республики Казахстан. В уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации обнаруживается точно такая же коллизия, которая также не нашла своего законодательного разрешения.

Российские юристы выступают за более четкое определение статуса стажеров и помощников адвокатов, предлагая внести в законодательство соответствующие указания.

11 Отмечая значимость деятельности стажеров и помощников адвокатов, полагаем, что правом свидетельского иммунитета следует наделить и их в уголовном судопроизводстве.

Это позволит решить сразу несколько правовых проблем:

  1. позволит полно и четко урегулировать уголовно-процессуальные отношения;
  2. разрешит часто возникающие правовые коллизии, связанные с допросом стажеров и помощников адвокатов в процессе производства по уголовному делу;
  3. будет разрешена коллизия между нормативно-правовыми актами – уголовно-процессуальным кодексом и законом «Об адвокатской деятельности».

Фамилия автора: Сабитаева Акмоншак Куанышевна

Коллегия адвокатов — негосударственное и некоммерческое образование, учреждаемое профессиональными юристами для того, чтобы содействовать защите и представительству законных прав и интересов человека и гражданина, государственных и общественных организаций.

Апахаев Н.Ж. Куракбаев Ж., 2012

Источник: https://articlekz.com/article/20549

Адвокат 24