Ст238 гк рф судебная практика

Ст238 гк рф судебная практика

Ст238 гк рф судебная практика

1. В ст. 238 ГК РФ говорится о наследовании двух видов имущества: вещей, которые не могут принадлежать лицу в силу закона, и ограниченно оборотоспособных вещей

В статье 238 ГК РФ речь идет о наследовании двух видов имущества — вещей, которые не могут принадлежать лицу в силу закона, и ограниченно оборотоспособных вещей (ст. 129 ГК РФ).

При этом возможность принудительной реализации первой категории вещей связывается с истечением годичного срока с момента возникновения права собственности, а ограниченно оборотоспособных вещей — с отказом в выдаче особого разрешения.

2.

Статья 238 ГК РФ определяет последствия приобретения права собственности на вещи, изъятые из гражданского оборота или ограниченные в нем

Утверждение суда о том, что автомашина не может принадлежать ответчику на праве собственности в силу ст. 238 ГК РФ, является несостоятельным.

В данной статье речь идет о тех видах имущества, которые по прямому указанию закона либо изъяты из оборота, то есть могут находиться исключительно в государственной собственности, либо ограничены в обороте, в частности подлежат приобретению лишь по специальному разрешению государственных органов (ст. 129 ГК РФ).

Автомашины к такому имуществу не относятся.

Положения ч. 1 ст.

238 ГК Российской Федерации, на которые истец ссылался при предъявлении исковых требований, к спорным правоотношениям применены быть не могут, поскольку указанная статья определяет последствия приобретения права собственности на вещи, изъятые из гражданского оборота или ограниченные в нем. При отсутствии доказательств обратного жилое помещение может участвовать в гражданском обороте и быть предметом сделок.

3. Право собственности, приобретенное на законных основаниях, может быть прекращено в силу прямого указания закона

Учитывая положения ст. ст.

235, 238 ГК РФ о том, что принудительное изъятие у собственника имущества не допускается кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производится отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу, и если по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, это имущество должно быть отчуждено собственником в течение года с момента возникновения права собственности на имущество, если законом не установлен иной срок. Из законов следует, что право собственности, приобретенное на законных основаниях, может быть прекращено в силу прямого указания закона.

4. Прекращение права собственности гражданина на имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, не может быть произведено безвозмездно

Из приведенных положений гражданского законодательства [п.п. 2 п. 2 ст. 235, п. 1 и 2 ст. 238 ГК РФ] следует, что прекращение права собственности лица на имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, но оборот которого возможен по общему правилу, должно быть возмездным.

5. Изъятие имущества в порядке ст. 238 ГК РФ может производиться лишь по инициативе государственных органов или органов местного самоуправления

По смыслу статей 238, 279-282 ГК РФ изъятие может производиться лишь по инициативе государственных органов или органов местного самоуправления, но не лица, которому принадлежит имущество, подлежащее изъятию.

6. Основанием для обращения уполномоченного органа в суд для отчуждения имущества являются: правомерность наступления права собственности у ответчика, а также наличие обстоятельств, при которых владение спорным имуществом вступает в противоречие с законодательством

В рамках настоящего дела истец исходил из диспозиции ст.

238 ГК РФ, которая предусматривает в качестве основания для обращения в суд уполномоченного органа следующие обстоятельства: правомерность поступления спорного земельного участка в собственность ответчика; возникновение обстоятельств, при которых владение спорным имуществом и титул права собственности выступает в противоречие с действующим законодательством, в том числе в части реализации прав неопределенного круга лиц на пользование материальными и нематериальными благами, принадлежащими государству.

7. Статья 238 ГК РФ предусматривает механизм защиты права на доступ к землям общего пользования в случае изменения береговой линии и включения земель водного фонда в границы участка

Согласно п. 1 ст. 238 ГК РФ, если по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, это имущество должно быть отчуждено собственником в течение года с момента возникновения права собственности на имущество, если законом не установлен иной срок.

Принудительное прекращение права пользования водными объектами в случаях возникновения необходимости их использования для государственных или муниципальных нужд осуществляется исполнительными органами государственной власти или органами местного самоуправления в пределах их компетенции в соответствии с федеральными законами.

Таким образом, действующее законодательство предполагает механизм защиты прав на доступ к землям общего пользования в случае изменения береговой линии и включении земель водного фонда в границы участка.

8. Для определения правовой судьбы винодельческой продукции с длительными сроками выдержки подлежит применению модель, предусмотренная ст. 238 ГК РФ

Впредь до внесения в правовое регулирование надлежащих изменений для решения вопроса относительно правовой судьбы винодельческой продукции с длительными сроками выдержки должна применяться модель, предусмотренная статьей 238 ГК Российской Федерации применительно к прекращению права собственности лица на имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать: остатки такой продукции, не реализованные производителем в течение двух месяцев с момента прекращения действия лицензии, подлежат изъятию и продаже с передачей бывшему собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную собственность с возмещением бывшему собственнику их стоимости, определенной судом, за вычетом затрат на их хранение и реализацию; при этом сам производитель не лишается возможности подыскивать потенциального покупателя; как только затраты на хранение нереализованной продукции превысят ее стоимость, она может быть уничтожена в установленном порядке.

9. Положения ст. 238 ГК РФ не предусматривают понуждение собственника к продаже земельного участка, который не может принадлежать ему в силу закона

Действующим законодательством предусмотрена определенная процедура принудительного прекращение права собственности на имущество, которое не может находиться в собственности граждан.

Так, собственник обязан самостоятельно произвести отчуждение такого имущества в течение установленного законом срока, а в случае его бездействия имущество подлежит принудительной продаже по решению суда, — в таком случае суд выносит решение о продаже земельного участка на торгах, либо имущество передается в государственную или муниципальную собственность.

Поскольку возможность понуждения собственника к продаже земельного участка законодательством не предусмотрена, правовых оснований для удовлетворения исковых требований прокурора у суда первой инстанции не имелось, в связи с чем решение суда не может быть признан законным и обоснованным.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2018 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

Смотрите так же:  Срок действия обучения о пожарно техническом минимуме

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А.

Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е.

Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М.

Михайлевской.

Статья 238. Прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать

СТ 238 ГК РФ

1. Если по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, это имущество должно быть отчуждено собственником в течение года с момента возникновения права собственности на имущество, если законом не установлен иной срок.

2.

В случаях, когда имущество не отчуждено собственником в сроки, указанные в пункте 1 настоящей статьи, такое имущество, с учетом его характера и назначения, по решению суда, вынесенному по заявлению государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит принудительной продаже с передачей бывшему собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную собственность с возмещением бывшему собственнику стоимости имущества, определенной судом. При этом вычитаются затраты на отчуждение имущества.

3. Если в собственности гражданина или юридического лица по основаниям, допускаемым законом, окажется вещь, на приобретение которой необходимо особое разрешение, а в его выдаче собственнику отказано, эта вещь подлежит отчуждению в порядке, установленном для имущества, которое не может принадлежать данному собственнику.

Источник: https://nnvrsk.ru/st238-gk-rf-sudebnaja-praktika

Энциклопедия судебной практики. Прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать (Ст. 238 ГК) | ГАРАНТ

Ст238 гк рф судебная практика

  • Энциклопедия судебной практики. Прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать (Ст. 238 ГК)
  • 1. В ст. 238 ГК РФ говорится о наследовании двух видов имущества: вещей, которые не могут принадлежать лицу в силу закона, и ограниченно оборотоспособных вещей
  • 2. Статья 238 ГК РФ определяет последствия приобретения права собственности на вещи, изъятые из гражданского оборота или ограниченные в нем
  • 3. Право собственности, приобретенное на законных основаниях, может быть прекращено в силу прямого указания закона
  • 4. Прекращение права собственности гражданина на имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, не может быть произведено безвозмездно
  • 5. Изъятие имущества в порядке ст. 238 ГК РФ может производиться лишь по инициативе государственных органов или органов местного самоуправления
  • 6. Основанием для обращения уполномоченного органа в суд для отчуждения имущества являются: правомерность наступления права собственности у ответчика, а также наличие обстоятельств, при которых владение спорным имуществом вступает в противоречие с законодательством
  • 7. Статья 238 ГК РФ предусматривает механизм защиты права на доступ к землям общего пользования в случае изменения береговой линии и включения земель водного фонда в границы участка
  • 8. Для определения правовой судьбы винодельческой продукции с длительными сроками выдержки подлежит применению модель, предусмотренная ст. 238 ГК РФ
  • 9. Положения ст. 238 ГК РФ не предусматривают понуждение собственника к продаже земельного участка, который не может принадлежать ему в силу закона

Энциклопедия судебной практикиПрекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать

(Ст. 238 ГК)

2. Статья 238 ГК РФ определяет последствия приобретения права собственности на вещи, изъятые из гражданского оборота или ограниченные в нем

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 марта 1999 г. N 49-В99ПР-3

Утверждение суда о том, что автомашина не может принадлежать ответчику на праве собственности в силу ст. 238 ГК РФ, является несостоятельным.

В данной статье речь идет о тех видах имущества, которые по прямому указанию закона либо изъяты из оборота, то есть могут находиться исключительно в государственной собственности, либо ограничены в обороте, в частности подлежат приобретению лишь по специальному разрешению государственных органов (ст. 129 ГК РФ).

Автомашины к такому имуществу не относятся.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 25 ноября 2014 г. по делу N 33-15242/2014

Положения ч. 1 ст.

 238 ГК Российской Федерации, на которые истец ссылался при предъявлении исковых требований, к спорным правоотношениям применены быть не могут, поскольку указанная статья определяет последствия приобретения права собственности на вещи, изъятые из гражданского оборота или ограниченные в нем. При отсутствии доказательств обратного жилое помещение может участвовать в гражданском обороте и быть предметом сделок.

3. Право собственности, приобретенное на законных основаниях, может быть прекращено в силу прямого указания закона

Апелляционное определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 09 декабря 2014 г. по делу N 33-6895/2014

Учитывая положения ст. ст.

235, 238 ГК РФ о том, что принудительное изъятие у собственника имущества не допускается кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производится отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу, и если по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, это имущество должно быть отчуждено собственником в течение года с момента возникновения права собственности на имущество, если законом не установлен иной срок. Из законов следует, что право собственности, приобретенное на законных основаниях, может быть прекращено в силу прямого указания закона.

4. Прекращение права собственности гражданина на имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, не может быть произведено безвозмездно

Постановление Конституционного Суда РФ от 30 марта 2016 г. N 9-П

Из приведенных положений гражданского законодательства [п.п. 2 п. 2 ст. 235, п. 1 и 2 ст. 238 ГК РФ] следует, что прекращение права собственности лица на имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, но оборот которого возможен по общему правилу, должно быть возмездным.

6. Основанием для обращения уполномоченного органа в суд для отчуждения имущества являются: правомерность наступления права собственности у ответчика, а также наличие обстоятельств, при которых владение спорным имуществом вступает в противоречие с законодательством

Апелляционное определение Пермского краевого суда от 6 марта 2013 г. по делу N 33-2055

В рамках настоящего дела истец исходил из диспозиции ст.

 238 ГК РФ, которая предусматривает в качестве основания для обращения в суд уполномоченного органа следующие обстоятельства: правомерность поступления спорного земельного участка в собственность ответчика; возникновение обстоятельств, при которых владение спорным имуществом и титул права собственности выступает в противоречие с действующим законодательством, в том числе в части реализации прав неопределенного круга лиц на пользование материальными и нематериальными благами, принадлежащими государству.

7. Статья 238 ГК РФ предусматривает механизм защиты права на доступ к землям общего пользования в случае изменения береговой линии и включения земель водного фонда в границы участка

Апелляционное определение СК по гражданским делам Пермского краевого суда от 17 апреля 2013 г. по делу N 33-3668/2013

Согласно п. 1 ст. 238 ГК РФ, если по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, это имущество должно быть отчуждено собственником в течение года с момента возникновения права собственности на имущество, если законом не установлен иной срок.

Принудительное прекращение права пользования водными объектами в случаях возникновения необходимости их использования для государственных или муниципальных нужд осуществляется исполнительными органами государственной власти или органами местного самоуправления в пределах их компетенции в соответствии с федеральными законами.

Таким образом, действующее законодательство предполагает механизм защиты прав на доступ к землям общего пользования в случае изменения береговой линии и включении земель водного фонда в границы участка.

8. Для определения правовой судьбы винодельческой продукции с длительными сроками выдержки подлежит применению модель, предусмотренная ст. 238 ГК РФ

Постановление Конституционного Суда РФ от 30 марта 2016 г. N 9-П

Впредь до внесения в правовое регулирование надлежащих изменений для решения вопроса относительно правовой судьбы винодельческой продукции с длительными сроками выдержки должна применяться модель, предусмотренная статьей 238 ГК Российской Федерации применительно к прекращению права собственности лица на имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать: остатки такой продукции, не реализованные производителем в течение двух месяцев с момента прекращения действия лицензии, подлежат изъятию и продаже с передачей бывшему собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную собственность с возмещением бывшему собственнику их стоимости, определенной судом, за вычетом затрат на их хранение и реализацию; при этом сам производитель не лишается возможности подыскивать потенциального покупателя; как только затраты на хранение нереализованной продукции превысят ее стоимость, она может быть уничтожена в установленном порядке.

9. Положения ст. 238 ГК РФ не предусматривают понуждение собственника к продаже земельного участка, который не может принадлежать ему в силу закона

Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 20 января 2016 г. по делу N 33-398/2016

Действующим законодательством предусмотрена определенная процедура принудительного прекращение права собственности на имущество, которое не может находиться в собственности граждан.

Так, собственник обязан самостоятельно произвести отчуждение такого имущества в течение установленного законом срока, а в случае его бездействия имущество подлежит принудительной продаже по решению суда, — в таком случае суд выносит решение о продаже земельного участка на торгах, либо имущество передается в государственную или муниципальную собственность.

Поскольку возможность понуждения собственника к продаже земельного участка законодательством не предусмотрена, правовых оснований для удовлетворения исковых требований прокурора у суда первой инстанции не имелось, в связи с чем решение суда не может быть признан законным и обоснованным.

Источник: http://base.garant.ru/57591488/

Вс пояснил, как наказывать за небезопасные товары и услуги

Ст238 гк рф судебная практика

25 июня Пленум Верховного Суда РФ утвердил Постановление о судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 238 УК РФ. В первом чтении проект документа рассматривался 28 мая – тогда текст проекта был направлен на доработку, по итогам которой в него был внесен ряд корректировок.

документа

В п.

1 документа отмечено, что ст. 238 УК РФ предусматривает ответственность за производство, хранение, перевозку в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, а также выполненные работы и оказанные услуги, которые по составу, конструкции, свойствам или качеству не отвечают требованиям российского и международного законодательства, а также опасны для жизни или здоровья человека.

ВС разъяснит вопросы ответственности за несоответствие товаров, работ и услуг требованиям безопасностиПленум Верховного Суда отправил на доработку проект постановления по вопросам судебной практики, касающейся преступлений, предусмотренных ст. 238 УК РФ

В п.

2 указано, что уголовная ответственность наступает только в случае реальной опасности жизни или здоровью, о чем может свидетельствовать наличие веществ или конструктивных недостатков, которые при употреблении или использовании этих товаров (продукции) могли повлечь смерть или тяжкий вред здоровью.

Признаком реальной опасности работ и услуг является такое их качество, которое в обычных условиях могло привести к указанным последствиям. Пленум ВС также добавил, что, если для установления характера опасности требуются специальные знания, суды должны располагать заключениями экспертов или специалистов.

В п.

3 постановления отмечено, что в случае нарушений требований технических регламентов и других действий, связанных с оборотом товаров, работами и услугами, не соответствующими требованиям нормативных правовых актов, а также с недостоверным декларированием соответствия продукции, необходимо отграничивать деяния, предусмотренные ст. 238 УК, от административных правонарушений.

После доработки второй абзац этого пункта подвергся незначительной корректировке и теперь выглядит следующим образом: «Если лицо при производстве, хранении или перевозке в целях сбыта либо сбыте товаров и продукции, выполнении работ или оказании услуг, а также при декларировании соответствия продукции допустило нарушения, ответственность за которые предусмотрена статьями КоАП РФ, и указанные товары, продукция, работы, услуги не представляли реальную опасность причинения тяжкого вреда здоровью или смерти человека, то такое деяние не образует состава преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ».

Потерпевшим по делу о преступлении по данной статье УК может быть признано физлицо, которому причинен соответствующий вред, вне зависимости от наличия договорных отношений с причинителем вреда (п. 4).

Субъектом производства, хранения, перевозки и сбыта товаров, а также работ и услуг, не отвечающих требованиям безопасности, неправомерного использования официального документа, удостоверяющего соответствие требованиям безопасности, может выступать как руководитель организации, независимо от организационно-правовой формы, ИП или их работник, так и лицо без соответствующей регистрации (п. 5).

После доработки первый абзац п. 6 выглядит так: «Деяния, перечисленные в ст. 238 УК РФ, характеризуются умышленной формой вины. В связи с этим, при решении вопроса о наличии в действиях (бездействии) лица состава такого преступления суду необходимо устанавливать, что несоответствие товаров и продукции, выполнения работ или оказания услуг требованиям безопасности охватывалось его умыслом».

Если в результате производства, хранения, перевозки и сбыта товаров (выполнения работ, оказания услуг), а также неправомерных выдачи или использования документа, удостоверяющего соответствие требованиям безопасности, по неосторожности причиняется тяжкий вред здоровью либо смерть, такое преступление квалифицируется как совершенное умышленно (ст. 27 УК РФ).

В п.

7 подчеркивается, что необходимым условием наступления уголовной ответственности за производство, хранение и перевозку товаров является совершение этих деяний в целях сбыта.

Об этом должны свидетельствовать не только количество (объем) товара, но и совершение действий, подтверждающих намерение лица сбыть его (предпродажная подготовка, реклама, наличие договоренности о реализации, размещение в местах торговли и т.п.). А в п.

8 отмечается, что официальным документом в данном случае является тот, который согласно закону или иному нормативному правовому акту призван удостоверять соответствие требованиям безопасности. К ответственности за неправомерную выдачу официального документа по ст.

238 УК может быть привлечено лицо, уполномоченное выдавать такой документ от имени компетентного органа. Подделка указанного документа квалифицируется по ч. 1 ст. 237 УК.

После доработки п. 9 документа выглядит следующим образом: «Под неправомерным использованием официального документа, удостоверяющего соответствие товаров, работ или услуг требованиям безопасности, в ст.

238 УК РФ следует понимать умышленные действия держателя такого документа, которые состоят в его предъявлении с целью подтверждения соответствия требованиям безопасности товаров, работ, услуг, не отвечающих этим требованиям.

При этом неправомерным признается использование, в частности: незаконно полученного официального документа; официального документа, действие которого приостановлено или прекращено уполномоченным на то органом».

В свою очередь, если лицо произвело в целях сбыта товары или продукцию, не отвечающие требованиям безопасности, а затем осуществило их перевозку в целях сбыта и сам сбыт, неправомерно использовав официальный документ, содеянное не образует совокупности преступлений и самостоятельной квалификации каждого деяния по ст. 238 УК не требуется (п. 10 документа).

Кроме того, Пленум ВС предложил разъяснение, что, если уголовная ответственность за нарушение специальных требований или правил установлена в иных статьях особенной части УК, содеянное не должно квалифицироваться по ст. 238 (п. 11 постановления).

Из финальной версии этого пункта исчезла следующая формулировка: «Вместе с тем, если нарушение водителем ПДД или эксплуатации транспортных средств при оказании услуги по перевозке пассажиров, повлекшее тяжкие последствия, было связано, к примеру, с нахождением водителя в состоянии опьянения или отсутствием у него необходимой профессиональной подготовки, то руководитель организации или работник, ответственный за обеспечение требований безопасности, допустивший такого водителя к оказанию услуг, не отвечающих требованиям безопасности, несет уголовную ответственность по ч. 1 или п. “а”, “б” ч. 2 ст. 238 УК РФ, а водитель – по соответствующей части ст. 264 УК РФ».

Также отмечается, что незаконные производство и (или) оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции стоимостью более 100 тыс. руб., представляющей опасность жизни и здоровью, образуют совокупность преступлений по ст. 171.3 и 238 УК (п. 12).

В п.

13 документа подчеркивается, что в итоговом решении по такому уголовному делу – вне зависимости от порядка рассмотрения – суд обязан привести не только нормативные правовые акты, в которых закреплены соответствующие требования, но и их конкретные нормы, а также указать, в чем именно выразилось несоответствие требованиям безопасности, в чем заключалась опасность для жизни и здоровья, а в случаях причинения тяжкого вреда или смерти – наличие причинной связи между действиями (бездействием) виновного и наступившими последствиями.

Рекомендовано при выявлении обстоятельств, способствовавших совершению преступления, нарушений прав и свобод граждан и иных нарушений, допущенных в ходе дознания, предварительного следствия или судебного рассмотрения нижестоящим судом, выносить частные определения или постановления, обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на указанные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер для их устранения (п. 14).

Как указано в п. 15 документа, в связи с его принятием признаются недействующими постановления Пленума ВС СССР от 5 апреля 1985 г. № 1 и от 16 августа 1984 г. № 20.

Адвокаты ранее поддержали подготовку разъяснений Пленума

Ранее комментируя «АГ» проект постановления Пленума ВС РФ, управляющий партнер АБ «ЕМПП» адвокат Сергей Егоров оценил его положительно. «Полагаю, данные разъяснения должны устранить противоречия в квалификации, в частности исключить формальный подход и не допустить расширительного толкования диспозиции данной нормы», – пояснил он.

По мнению эксперта, поводами для подготовки разъяснений явились несколько громких уголовных дел по ст. 238 УК, получивших широкий общественный резонанс, – в частности дело в отношении владельца аэропорта «Домодедово» Дмитрия Каменщика в связи с терактом в 2011 г., а также дело, возбужденное в 2019 г. после ДТП на трассе М4 «Дон», повлекшего смерть шестерых человек.

Адвокат добавил, что ВС сделал важное уточнение, указав, что ст. 238 УК является общей применительно к случаям ДТП. «Лицо, непосредственно управляющее транспортным средством, по чьей вине произошло ДТП, может быть привлечено только по ст.

264 УК, которая является специальной нормой по отношению к ст. 238. При этом, например, медработник, необоснованно допустивший нетрезвого водителя к рейсу, может быть привлечен по ч. 1 или п. “а”, “б” ч. 2 ст.

238 УК», – подчеркнул Сергей Егоров.

По мнению адвоката АБ «Забейда и партнеры» Николая Яшина, в п. 3 документа ВС попытался разрешить давно назревший вопрос отграничения административных правонарушений о нарушении правил безопасности от преступлений, предусмотренных ст. 238 УК РФ, основанием чего предлагается считать характер допущенных нарушений безопасности.

«Так, если товары, продукция, работы, услуги не представляли реальную опасность, то такое деяние не образует состава преступления, – пояснил он. – Между тем ч. 2 ст. 14.43 КоАП предусматривает ответственность за нарушение технических регламентов, создавшее угрозу причинения вреда жизни и здоровью.

В данном случае категория “реальная опасность” не позволяет отграничить преступление от административного правонарушения».

Эксперт полагает, что попытки устранить конкуренцию норм в отношении ст. 238 УК не приведут к успеху в виде исключения ошибок правоохранительных органов при квалификации деяний как преступных.

«Указанная статья в своей диспозиции закладывает большое количество случаев, при которых практически любой предприниматель может быть привлечен к уголовной ответственности, что оставляет место для судебного усмотрения», – подчеркнул Николай Яшин.

Только комплексное изменение данной нормы УК, считает адвокат, позволит исключить случаи необоснованного уголовного преследования.

Партнер АБ «КРП» Михаил Кириенко отметил, что разъяснения Пленума ВС весьма своевременны, так как чрезмерно широкое толкование отдельных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 238 УК, всегда способствовало «безграничности» уголовного преследования.

По словам эксперта, правоприменительная практика оставалось нестабильной, несмотря на разъяснения КС РФ о том, что ответственность за предусмотренное ст.

238 УК РФ преступление возможна лишь при условии доказанности не только самого факта производства, хранения или перевозки в целях сбыта либо сбыта товаров и продукции, выполнения работ или оказания услуг, но и опасности этих действий для жизни или здоровья потребителей, а также наличия у совершившего их лица, независимо от организационно-правовой формы его деятельности, осознания характера своих действий и их несоответствия требованиям безопасности (Определение КС от 15 ноября 2007 г. № 805-О-О).

В связи с этим, подчеркнул адвокат, ценен тот факт, что ВС заострил внимание на необходимости доказывания и оценки реальности опасности товаров, продукции, работ или услуг для жизни или здоровья. «Главное, чтобы правоприменители услышали эту рекомендацию и ушли от формализма при оценке объективных признаков ст. 238 УК», – отметил Михаил Кириенко.

Из плюсов документа адвокат отметил разъяснение признаков потерпевшего, а также содержания субъективной стороны. Однако в целом такие разъяснения, по его мнению, существенно не скажутся на правоприменительной практике в части определения этих признаков.

В то же время, полагает Михаил Кириенко, вызывают возражения неоправданно «расширительные» рекомендации по оценке субъекта. «Соглашусь с существующей доктринальной позицией, что субъектом должно быть лицо, принимающее управленческое решение, но не рядовые работники, если не имеется признаков соучастия.

Но тогда важно определять их функциональную роль, о чем в проекте постановления не указано», – заключил он.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-kak-nakazyvat-za-nebezopasnye-tovary-i-uslugi/

К вопросу об ответственности за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности

Ст238 гк рф судебная практика

Ключевые слова: УСЛУГИ; ОПАСНОСТЬ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ; ПОТРЕБИТЕЛЬ; НАСЕЛЕНИЕ; СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ; СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ; SERVISE; DANGER TO LIFE AND HEALTH; CONSUMER; POPULATION; THE SUBJECT OF CRIM; THE SUBJECTIVE SIDE OF THE CRIME.

Аннотация: В статье рассматриваются проблемные аспекты предмета преступления, его основных признаков, объективной и субъективной стороны преступления. Дается толкование таких понятий как «услуга», «безопасность жизни и здоровья», «потребитель» и «исполнитель услуг».

Одним из основных экономических направлений государства является развитие бизнеса, снижение административных барьеров для новых организаций.

Негативным последствием является увеличение недобросовестных предпринимателей, а равно товаров, работ и услуг, не отвечающих требованиям безопасности.

Одним из крайних правовых средств-противодействия, этим негативным явлениям выступает уголовно-правовой запрет, предусмотренный ст. 238 УК РФ.

Применение указанной уголовно-правовой нормы осложняет ее бланкетная конструкция, которая предполагает обращение к положениям отраслевого законодательства и прежде всего к нормам гражданского законодательства.

Легальное определение «услуг» дается в Законе «О защите прав потребителей».

Услуга – действие (комплекс действий), совершаемое исполнителем в интересах и по заказу потребителя в целях, для которых такая услуга обычно используется, либо отвечает целям, о которых исполнитель был поставлен в известность потребителем при заключении возмездного договора[1]. На наш взгляд, данное определение не раскрывает сущности услуг и не позволяет отграничить данный вид деятельности от работ, предусмотренных той же статьей УК РФ. Батычко В.Т. указывает на характерные черты услуг: во-первых, потребляются лицом в самом процессе осуществления, во-вторых, не создают овеществленного результата[2]. Данные признаки позволяют отграничить понятие «услуг» от «работ», где результатом всегда выступает овеществленный результат.

Работы и услуги как предмет преступления, должны представлять общественную опасность. Некоторые специалисты, уточняют, что речь должна идти о фактической опасности для жизни и здоровья, а не о предполагаемой[3].С данным утверждением можно согласиться лишь отчасти. Предусмотренные ст.

238 УК РФ производство, хранение и перевозка в целях сбыта или сбыт товаров и продукции, можно оценить фактически, путем экспертного исследования.

Применительно к услугам, фактическую опасность таких деяний оценить практически невозможно, поэтому следует исходить из того, что опасность для жизни и здоровья представляет нарушение каких-либо нормативных актов, вне зависимости от того, могло ли данное деяние причинить вред[4].

Само по себе понятие безопасности жизни и здоровья закреплено в нормативных правовых актах.

Например, Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» определяет безопасность опасных производственных объектов как состояние защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий[5].

Федеральный закон «О безопасности дорожного движения» указывает, что безопасность дорожного движения – состояние данного процесса, отражающее степень защищенности его участников от дорожно-транспортных происшествий и их последствий[6].

Таким образом, оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровью потребителей – выполнение исполнителем определенных действий, в интересах и по заказу потребителя, вопреки установленным правилам, которые не могут обеспечивать состояние защищенности человека.

Состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 238 УК РФ является формальным, преступление считается оконченным с момента оказания услуг, независимо от того наступил вред или нет.

Следует отметить, что в объективную сторону данного состава преступления, входит не только угроза причинения такого вреда, но и причинение по неосторожности легкого вреда здоровью или вреда средней тяжести и дополнительной квалификации по соответствующим статьям не требует.

К такому выводу приводит сравнение с ч. 2 ст. 238 УК РФ, где закреплены последствия в виде причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерти человека.

Спорным является мнение о субъекте данного преступления.

Согласно Закону «О защите прав потребителей» исполнителем услуг является организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору[7].

Поэтому ряд специалистов полагают, что исполнителем услуг не может быть физическое лицо. Считают, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ может быть лицо, являющееся собственником или руководителем коммерческой организации, индивидуальным предпринимателем и достигшее возраста 16 лет[8].

На наш взгляд, данное утверждение является спорным, поскольку в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» в п.

12 указано, что «исходя из смысла пункта 4 статьи 23 ГК РФ гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица в нарушение требований, установленных пунктом первым данной статьи, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем.

К таким сделкам суд применяет законодательство о защите прав потребителей»[9]. Следовательно, оказание физическим лицом услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья, должно квалифицироваться по ст. 238 УК РФ.

Так, Юрьевицким районным судом Ивановской области от 02.12.2016 года при производстве в суде первой инстанции по уголовному делу был признан виновным гражданин В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

238 УК РФ, как оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности для жизни и здоровья потребителей.

Выразилось это в следующем: не имея соответствующей лицензии, являясь судовладельцем и судоводителем маломерного судна – моторной лодки, осуществил перевозку пяти человек, чем нарушил правила о нормах пассажировместимости; не обеспечил судно обязательными средствами снабжения (спасательный круг, конец Александрова, сигнальные средства, а также детские спасательные жилеты); не осуществил необходимый инструктаж пассажиров по правилам поведения на судне. Тем самым нарушил Правила пользования маломерными судами на водных объектах Российской Федерации[10].

Заметим, что в подобных ситуациях возникает необходимость отграничения рассматриваемого преступления от преступлений, предусмотренных ст. 263 и 268 УК РФ[11].

По смыслу диспозиции ч. 1 ст. 238 УК РФ ответственность наступает за выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности для жизни и здоровья потребителей.

Понятие «потребитель» раскрывается в нормах гражданского законодательства, где указано, что потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности[12]. Из данного определения видно, что под уголовную ответственность не подпадают действия лиц, осуществляющих оказание услуг для предпринимателей. В связи с этим, считается необходимым согласиться с мнением Е.В. Хромова, который предлагает заменить понятие «потребитель» в диспозиции ч. 1 ст. 238 УК РФ на «население»[13].

Говоря о субъективной стороне данного преступления, следует заметить, что мнения по поводу формы вины различные. Так, по мнению В.И. Морозова, с субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 1 ст.

238 УК РФ, может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности, когда виновный не осознает того, что услуги не отвечают требованиям безопасности, хотя должен был и мог это осознавать и не допустить их оборота[14].

По нашему мнению, субъективная сторона применительно к ч. 1 ст. 238 УК РФ характеризуется только умышленной формой вины, т.е. лицо осознает общественную опасность деяний, предвидит возможность наступления опасных последствий и желает их наступления либо, относится к ним безразлично.

Более того, проанализировав судебную практику можно отметить, что о наличии умысла свидетельствуют следующие факторы:— лицо, в силу должностных полномочий осведомлено о небезопасности оказываемых услуг, однако осуществляет их вопреки правилам;— лицо самостоятельно вносит изменения в конструкцию механического транспортного средства и механизмов, вопреки установленным стандартам[15];

— вынесение соответствующего предписания органом государственной власти о запрете или приостановлении деятельности до исправления нарушений, но лицо продолжает осуществление небезопасной услуги.

Источник: http://novaum.ru/public/p626

Адвокат 24