Правовая позиция адвоката по уголовному делу

Васяев А.А. Письменная правовая позиция адвоката-защитника как способ реагирования относительно производимых следователем, дознавателем, судом процессуальных действий

Правовая позиция адвоката по уголовному делу

Васяев Александр Александрович, член международного союза (содружества) адвокатов, адвокат Московской коллегии адвокатов «Коллегия адвокатов Павла Астахова», кандидат юридических наук

 
Статья 86 УПК РФ, регламентируя процесс собирания доказательств, выделяет следующие способы этого элемента доказывания: во-первых, собирание доказательств в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ (ч. 1 ст. 86 УПК РФ). Во-вторых, право защитника собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребование справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы или их копии (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). В первом случае доказательства собираются исключительно в процессуальном порядке, согласно нормам УПК РФ. Во втором случае законодатель позволил защитнику собирать доказательства, не соблюдая требования УПК РФ.

Доказательства, собранные следователем, дознавателем, прокурором, судом, отличаются по форме от тех доказательств, что собираются защитником.

Сведения, собираемые защитником, потому и отличаются от того понимания доказательств, что использует их УПК РФ, поскольку собираются без соблюдения процессуальной формы, но все же являются доказательствами в той связи, что могут являться сведениями, на основе которых устанавливаются обстоятельства, подлежащие доказыванию, т.е.

по содержанию. В судебной практике собранные защитником сведения если и трансформируются в доказательства, то по процедуре установленной ч. 2 ст.

86 УПК РФ относительно порядка собирания и представления письменных документов и предметов, подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, гражданским исцом, гражданским ответчиком и их представителями, т.е. путем приобщение их к материалам уголовного дела, где решение вопроса о трансформации данных сведений в ранг доказательств решает следователь, дознаватель, суд.

В российском уголовном процессе представление о доказательствах отождествляется исключительно по формальному признаку, поэтому и протокольно-следственное доказательство в 98% случаях является основой выносимых приговоров.

Существующее мнение, превалирующее в российском уголовном процессе, что законодатель нечетко выразил позицию защитника по поводу собирания доказательств и их представление, представляется неверным.

Аргументами приведенного мнения являются, во-первых, то, что в УПК РФ, отсутствует процессуальный порядок его (собирания – Авт.) проведения и закрепления, во-вторых, те нормы регламентирующие собирание доказательств не наделены достаточным механизмом «претворения в жизнь», т.е.

доведения полученных защитником сведений до материалов уголовного дела и реального их влияния на качество доказывания[1].

Позиция законодателя относительно собирания доказательств защитником заслуживает похвал, а реализация нерегламентированной процедуры отдается на откуп защитника, его профессионализма и тщания в этом процессе.

Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ существуют следующие виды доказательств:

1) личностные, исходящие от подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста, получаемые в ходе уголовного судопроизводства путем допроса этих лиц, а также производства других следственных действий. При этом личностные доказательства могут, согласно ч. 3 ст. 86 УПК РФ, собираться защитником путем опроса лиц с их согласия;

2) заключения эксперта, получаемые в ходе уголовного судопроизводства. Защитник, согласно ч. 1 ст.

58 УПК РФ, вправе привлекать специалиста к участию в содействии в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (п. 1 ч. 1 ст. 53, ст. 58, ч. 3 ст. 86 УПК РФ);

3) вещественные доказательства — это любые предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления, на которые были направлены преступные действия, деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела. Согласно ч. 3 ст. 86 УПК РФ, защитник вправе получать предметы, документы и иные сведения, которые могут являться вещественными доказательствами;

4) иные документы собираются защитником в порядке п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ в большом количестве, особенно это актуально по экономическим преступлениям.

Таким образом, УПК РФ предоставляет возможность защитнику собирать все без исключения доказательства.

Закостенелая адвокатская практика, когда от защитника не требуется особого усердия, не возлагаются обязанности по собиранию доказательств, не требуя ведения материалов адвокатского дела в связи с этим, формирует леность в деятельности.

Так ни в одном изученном деле не было выявлено случаев заявления стороной защиты ходатайств по проведению в ходе судебного следствия судебных действий, как осмотр местности и помещений, следственный эксперимент, опознание, освидетельствования и много другое.

Мнение о том, что собранные по делу доказательства защитник не сможет трансформировать в доказательство, выявляет упрощенный взгляд на данные вопрос.

Участие по уголовным делам в качестве адвоката-защитника свидетельствует, что следователи, дознаватели действительно отказывают в приобщении собранных защитником доказательств.

Однако нет ни какой необходимости (с учетом тактики защиты, тяжести вменяемого в вину преступления, мы обращаем на это внимание) вообще представлять какие-либо сведения об активности адвоката по собиранию доказательств в ходе производства предварительного расследования.

Проявление несвойственной практике активности защитника «обыгрывается» в ходе предварительного расследования. Поскольку сторона обвинения выполняет свойственную ей функцию, мы придерживаемся позиции отказываться давать показания в ходе расследования дела, т.е. представлять доказательства стороны защиты в ходе расследования уголовного дела.

Данная позиция обоснованна практикой, поскольку доказать невиновность обвиняемого (подозреваемого) в ходе предварительного расследования невозможно, изменить меру пресечения также не представляется возможным, да и представлять доказательства для их оценки лицам, которые в этом не заинтересованы, абсурдно.

Процедура судебного следствия с возможностью, непосредственного, всестороннего, полного и объективного исследования представленных доказательств стороной защиты в условиях гласного производства, является в сравнении с предварительным расследованием большей гарантией в реализации функции защиты.

Между тем, действенным способом противостояния обвинительным доказательствам, является представление в ходе производства по уголовному делу адекватных проводимым процессуальным действиям защитительных.

Изучение судебной практики свидетельствует, что только устный анализ доказательств лишенный письменной фиксации доводов и аргументов в обосновании позиции участников процесса, не гарантирует уяснения их следователем, дознавателем, судом, не гарантирует это и отражение устно заявленных аргументов участников процесса в протоколах процессуальных действий.

Поэтому в своей практической деятельности при осуществлении защиты, нами выражается в письменное форме (наряду с устной) аргументы в обосновании того или иного обстоятельства в виде заявлений, ходатайств, замечаний, правовых позиций, отношений к предъявленному обвинению, отзывов на заявленные ходатайства, анализа произведенных допросов, позиций по вопросам разрешаемым судом при постановлении приговора (ст. 299 УПК РФ) и др.

Следует акцентировать внимание, наш взгляд, на этой актуальной теме, и из раза в раз заявлять письменно, правовую позицию относительно происходящего при производстве по делу.

В данном случае это является подспорьем не только в организации позиции стороны защиты, ее активности, мотивированности, но способом противодействия односторонности, не обоснованности действий (бездействий) должностных лиц осуществляющих производство по делу.

Когда уголовное дело, поступает в суд для его рассмотрения и оно наполнено актами адвокатского реагирования, это одно дело, и если оно поступает в суд абсолютно пустое, на 100% заполнено обвинительными доказательствами, это абсолютно другое дело, в первую очередь в формирующемся внутреннем убеждение суда (повторяем с учетов характера дела, выработанной тактики защиты).

Так по уголовному делу №1-79/10 в отношении М. осужденного Вологодским городским судом в ходе производства по делу было многократно отказано в ходатайствах стороны защиты об истребовании из банка призванного потерпевшим по делу, ведомственного акта регламентирующего порядок выдачи кредитных денежных средств.

При вступлении в процесс со стадии кассационного производства, нами была запрошена данная информация непосредственно у Центрального банка РФ, которая была представлена и приобщена к жалобам, доказывая абсурдность и незаконность вынесенного в отношении М.

обвинительного приговора одним ответом на адвокатский запрос[2].

Поэтому если это постановление о возбуждении уголовного дела, то следует обжаловать данное постановление в порядке ст.ст. 124, 125 УПК РФ. Следует при этом акцентировать внимание не только, на не соблюдение следователем, дознавателем правовых конструкций, но и правил логики, которые по нашим наблюдениям не соблюдаются.

Если это ходатайства следователя, дознавателя о заключении подозреваемого (обвиняемого) под стражу, то обязательно письменное возражение относительно заявленного ходатайства и жалобы на постановление суда в случае избрания меры пресечении в виде заключения под стражу.

Если это допрос свидетелей, потерпевших, подозреваемого, обвиняемого, следует проводить адвокатские опросы — свидетелей, потерпевших, подозреваемого, обвиняемого и др., с представлением отраженных письменно вопросов тому или иному допрашиваемому лицу, с ходатайством установления того или иного обстоятельства. При том, что все это, действенно на практике.

Если это заключение эксперта, то следует запрашивать мнение специалиста, в том числе относительно проведенного экспертного заключения.

В ходе адвокатской деятельности по нашему ходатайству, во всех случаях запрашивается мнение специалиста (всегда более квалифицированного, авторитетного) относительно проведенного экспертного заключения по делу.

И как показывает практика, большая часть проведенных экспертных заключений в рамках уголовного дела признаются необоснованными.

Если это привлечение в качестве обвиняемого, то это обжалование данного решения в порядке ст.ст. 124, 125 УПК РФ, а также выражение позиции относительно данного процессуального акта.

Если это обвинительное заключении, то правовая позиции относительного этого заключения и так далее, вплоть до вынесения приговора по делу.

То есть на каждый составленный и вынесенный следователем, дознавателем, судом процессуальный документ, следует отвечать адекватным реагированием, разбирая каждую позицию, каждую правовую конструкцию собственной мотивированной и обоснованной правовой позицией. При том, что УПК РФ представляет возможность собирать все необходимые для защиты сведения.

При таком отношении к оказанию квалифицированной юридической помощи, реализуется не только действительно состязательная модель производства по делу, но и повышается соответствующее место адвокатуры при осуществление безвластного, публичного, независимого контроля за соблюдением прав и законных интересов граждан.

»

Источник: https://www.iuaj.net/node/411

Правовая позиция по уголовному делу

Правовая позиция адвоката по уголовному делу

Обращаясь к адвокату за помощью по уголовному делу, обратившийся как правило задает адвокату вопросы о том, как быть, что будет и что делать?

Для ответа на эти вопросы адвокату необходимо собрать сведения и проанализировать круг обстоятельств относящихся к уже произошедшему, происходящему и тому, что ожидаемо в ближайшем обозримом будущем.

Произошедшее, в данной ситуации это то, что послужило поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, это те фактические обстоятельства, которые уже зафиксированы в ходе следственных действий и нуждаются в своей юридической оценке, подчас противоречивой ввиду того, что такая юридическая оценка дается различными процессуальными лицами, имеющими по мимо прочего и различные процессуальные интересы.

Противоречие процессуальных интересов различных участников уголовного процесса неизбежно. Так, следователь потенциально заинтересован в раскрытии как можно более тяжкого преступления, например, куда как лучше рапортовать о раскрытии и направлении в суд дела о разбое, нежели о грабеже.

Адвокат же, напротив заинтересован в облегчении судьбы своего подзащитного, будь то более мягкая квалификация содеянного, исключение квалифицирующих признаков или вменяемых эпизодов.
Итак, для понимания механизма принятия адвокатом решения приведем пример оценки необходимости допроса конкретного свидетеля на стадии предварительного расследования.

Допустим, что вводные данные таковы: имеет место конфликтная ситуация, в которой принимало участие несколько лиц, в ходе развития этой ситуации, одним из участников было произведено завладение неким предметом.

Следствие дает юридическую оценку данному деянию, как открытому хищению имущества сопряженному с насилием, не опасным для жизни и здоровья, то есть квалифицирует его как грабеж.

В то же время, у адвоката имеются сведения о свидетеле, который может подтвердить, что завладение предметом произошло тайно от участников конфликта, которые будучи заняты выяснением взаимоотношений не обратили внимание на исчезновение предмета, впоследствии обнаруженного у обвиняемого.

Сведения эти известны адвокату от обвиняемого, который рассказал, что после того, как предмет оказался у него, он демонстрировал этот предмет своему знакомому, пояснив при этом, что завладел им тайно, то есть совершил кражу, а не грабеж.

Таким образом, в уголовном деле появился потенциальный свидетель, который владеет информацией, противоречащей версии следствия.

Внимательный читатель обратит внимание на то, что различить тайное хищение от открытого можно достаточно легко, установив каково было субъективное восприятие потерпевшего, говоря простыми словами можно просто спросить потерпевшего видел он процесс хищения или нет, однако простота эта очевидна в теории уголовного процесса.

Практике же уголовного процесса известны случаи, когда потерпевший в силу отвлекающих внешних факторов или состояния опьянения не может объективно и однозначно судить о подробностях хищения.

И опять же, исходя из основополагающих принципов уголовного процесса, данный вопрос решается легко: любое сомнение толкуется в пользу обвиняемого. Но практика уголовного процесса сильно отличается от теории, не будем забывать о упомянутом выше потенциальном стремлении следствия к раскрытию по возможности более тяжких преступлений.

Данный фактор на практике в большинстве случаев является определяющим.
Объективно, в рассматриваемой ситуации факт хищения имеет место, так как основывается на заявлении о хищении и протоколе изъятия при понятых предмета хищения у обвиняемого.

Далее стоит вопрос творческой работы следователя, который, допрашивая потерпевшего, имеет возможность оформить протокол допроса на основе построения тактики ведения допроса таким образом, что и потерпевший свои сомнения о виде хищения трансформирует в утверждение об открытом хищении, то есть грабеже.

Однако, обратимся к той задаче, которая стоит перед адвокатом: адвокат должен принять решение о совершении процессуально значимых действий в сложившейся ситуации.

Адвокату необходимо процессуально закрепить в материалах уголовного дела сведения, которыми располагает свидетель защиты.

Для этого необходимо, чтобы следователь допросил свидетеля, например, по ходатайству адвоката и оформил протокол соответствующего допроса, который приобщается к материалам уголовного дела.

Однако, не будем забывать, что сведения, которыми располагает названный свидетель противоречат версии следствия, положенной в основу обвинения.

При этом нельзя исключать следующие варианты: следователь уклоняется от допроса свидетеля или же, что еще хуже следователь при допросе свидетеля оказывает на него психологическое давление, с целью запутать, исказить, поставить под сомнение сообщаемые свидетелем сведения.

При таких обстоятельствах, адвокат должен прежде, чем принять решение о заявлении ходатайства о допросе свидетеля проанализировать психологические портреты следователя и свидетеля, спрогнозировать на сколько вероятно оказание психологического давления на свидетеля и насколько данный свидетель способен противостоять этому психологическому давлению.

Адвокату необходимо так же сопоставить перечисленные выше обстоятельства с иными фактическими обстоятельствами уголовного дела, так как имеются и другие возможные действия по построению защиты.
Например, заявление адвокатом ходатайства о допросе названного свидетеля не на предварительном следствии, а на следствии судебном.

При этом круг вопросов по которым адвокат должен принять решение объективно расширяется, так как должно быть простое и понятное объяснение того факта, что наличие свидетеля защиты скрывалось на стадии предварительного следствия, одних лишь ничем не подтвержденных сомнений в злонамеренности следователя мало.

На основе выше сказанного мы можем прийти к однозначному выводу, что нет двух одинаковых уголовных дел, нет и не может быть рецептов для принятия решения адвокатом о совершении тех или иных действий в пусть даже и похожих ситуациях. Каждое уголовное дело исключительно индивидуально и решение о совершении процессуально значимых действий должно приниматься адвокатом индивидуально в каждом случае.

Источник: http://www.terentevsky.ru/adv_ist_sov/pr.html

Адвокат Якушев Виталий Викторович +375 (29) 667-35-78 +375 (17) 327-79-75Минск

Правовая позиция адвоката по уголовному делу

Правовая позиция по уголовному делу – это отношение к предъявленному обвинению или возникшему подозрению в совершении преступления. Выбор правовой позиции обвиняемым – это ключевой момент по уголовному делу, т.к.

от позиции зависит, будет ли обвиняемый давать показания, если да, то какие, как будет строиться защита по делу. Если позицию избрать неверную, то все последующие действия, даже будучи выполненными безупречно, не приведут к желаемому результату.

Поэтому к выбору позиции следует подходить серьезно, выбирать ее обдуманно, предварительно взвесив все «за» и «против».

По моему мнению, выбрать правовую позицию по уголовному делу должен сам обвиняемый. Задача адвоката при этом – рассказать о возможных вариантах позиции и их последствиях, высказать свое профессиональное мнение об оптимальном варианте.

Позиция может быть признательная, непризнательная и молчания. Далее я рассмотрю каждый из этих вариантов с указанием преимуществ и недостатков.

Признательная позиция означает согласие с предъявленным обвинением или выдвинутым подозрением. Признание может быть полными или частичным.

Признательная позиция целесообразна в том случае, когда человек действительно совершил инкриминируемые ему деяния, в них имеется состав преступления и в уголовном деле имеются доказательства вины.

Признание вины является смягчающим ответственность обстоятельством и позволяет в ряде случаев обратиться с соответствующим ходатайством о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям либо добиться назначения судом более мягкого наказания как по виду, так и по сроку, размеру.

Недостаток слишком раннего признания в том, что человека могут привлечь к уголовной ответственности и осудить при отсутствии других достаточных доказательств виновности на основании его собственного признания. Иными словами при отсутствии признания уголовное дело было бы прекращено или был бы вынесен оправдательный приговор.

Непризнательная позиция означает несогласие с обвинением или подозрением. Эта позиция эффективна в тех случаях, когда человек не совершал общественно опасного деяния, которое ему вменяется в вину, либо в этом деянии нет состава преступления, либо орган уголовного преследования не располагает доказательствами виновности.

В случае подтверждения позиции уголовное преследование прекращается или выносится оправдательный приговор. Если позиция не подтверждается, то это влечет осуждение по приговору суда и назначение более строгого наказания, т.к.

отсутствуют важные смягчающие обстоятельства – чистосердечное раскаяние и добровольное возмещение ущерба, причиненного преступлением.

Позиция молчания заключается в отказе давать показания против самого себя и отказе сообщать свое отношение к обвинению или подозрению. Молчание целесообразно до тех пор, пока не представляется возможным оценить наличие в деянии состава преступления или наличие у следствия достаточных доказательств.

Молчание позволяет в дальнейшем выбрать как признательную, так и непризнательную позицию без изменения своих показаний. Это достаточно важно, т.к. к любому изменению показаний обвиняемым следствие и суд относятся негативно, расценивая это как способ защиты, оценивая показания обвиняемого как непоследовательные и противоречивые и, следовательно, как недостоверные.

Другими словами, если человек сначала признал себя виновным, а затем отказался от признания, то велика вероятность того, что его признание будет оценено как правда, а непризнание – как ложь. Недостатком молчания является возникновение у следствия и суда некоторого сомнения в том, что человек действительно невиновен, и несколько более поздняя защита от обвинения по существу.

Хотя нужно понимать, что защита молчанием – это уже и есть защита от обвинения по существу в случае, когда другие доказательства отсутствуют.

Таким образом, выбор позиции зависит от трех факторов: совершал ли человек инкриминируемые ему деяния, есть ли в них состав преступления, если ли доказательства вины. Ниже проанализирую каждый из этих факторов.

Если человек не совершал общественно опасного деяния, т.е. в действительности не делал того, что ему вменяется, то выбор очевиден – непризнание вины. Этот выбор подозреваемый или обвиняемый способен сделать самостоятельно, т.к. ему самому лучше всех известно, что он делал, а что – нет.

Сложнее обстоит дело, когда нужно оценить наличие состава преступления и доказательств виновности. Без профессиональной юридической помощи сделать это весьма затруднительно.

Состав преступления – это совокупность объективных и субъективных признаков деяния, характеризующих его как преступное. Т.е., если состав преступления есть, то деяние признается преступным и влечет за собой уголовную ответственность, если состава нет, – то нет преступления и нет наказания.

Состав преступления состоит из 4-х элементов:

  • объект – общественные отношения, которым причиняется вред;
  • субъект – лицо, совершившее деяние;
  • объективная сторона – само общественно опасное деяние и его последствия;
  • субъективная сторона – психическое отношение лица, совершившего деяние, к совершенному деянию и его последствиям.

Поскольку состав преступления – это чисто юридическая категория, то и за ответом на вопрос, имеется ли в деянии состав преступления, необходимо обращаться к профессиональному юристу – адвокату.

Задача обвиняемого при этом полно и правдиво рассказать о том, что он совершил, а задача адвоката – оценить, имеется ли в деянии состав преступления, и если да, то по какой статье, части, пункту статьи Уголовного кодекса должны быть квалифицированы действия обвиняемого.

С оценкой доказательств еще сложнее. Во-первых, необходимо учитывать, что существует такое понятие как «тайна предварительного следствия», из которого вытекает, что следователь не раскрывает обвиняемому и его защитнику доказательства вплоть до окончания расследования.

Возможность ознакомиться с материалами уголовного дела у обвиняемого и его адвоката появляется лишь в конце предварительного следствия, а необходимость давать показания и выражать свою позицию по делу – раньше.

Поэтому при оценке доказательств до ознакомления с делом следует исходить из того, какие доказательства вообще могут быть собраны органами следствия, а после ознакомления – из того, какие доказательства фактически имеются в деле.

Во-вторых, доказательства нужно оценить с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности, а для этого необходимо обладать как юридическими знаниями, так и реальным опытом ведения уголовных дел, поэтому для оценки доказательств я также рекомендую обращаться к адвокату.

Источник: http://prostoadvokat.by/publications/category_publications/pravovaya-poziciya

42. Правовая позиция адвоката по уголовному делу

Правовая позиция адвоката по уголовному делу

  1. Правовая позиция по уголовному делу – один из важнейших аспектов деятельности адвоката, от разработки которого будет зависеть в конечном итоге вся дальнейшая его работа по данному делу. От того, насколько правильно адвокатом выбрана позиция, зависит в дальнейшем успех его защиты.

    Решение по разработке правовой позиции по уголовному делу будет определять всю стратегию и тактику его работы. правовая позиция – это обоснованное мнение защиты по данному уголовному делу. Обоснованность мнения определяется:• отношением подзащитного к обвинению;• обстоятельствами деяния;• доказательствами по делу.

    На основании принятой правовой позиции по уголовному делу адвокат разрабатывает план защиты, который должен вести к достижению наилучшего исхода дела. Адвокат, оказывая помощь еще на стадии доследственной проверки, определяет все значимые обстоятельства, на основании которых и выстраивается в дальнейшем правовая позиция по уголовному делу.

    Однако эта позиция во многом определяется отношением подзащитного как к делу в целом, так и к каждому из его обстоятельств. Поэтому для подзащитного крайне важно быть с адвокатом максимально откровенным и всячески содействовать сбору любой запрашиваемой адвокатом информации. Выделяют три основные правовые позиции по уголовному делу. 1. Позиция оправдания.

    Такую позицию адвокат принимает в случае, если его подзащитный не признает обвинение, а само событие преступления:• не установлено;• нет доказательств в участии подсудимого в совершении преступного деяния;• в его деянии нет состава преступления. 2. Позиция изменения квалификации содеянного.

    Такая позиция принимается адвокатом, если его подзащитный признает свое участие в преступном деянии, однако у защиты нет согласия с судом по поводу квалификации деяния в целом или по поводу тех или иных квалификационных обстоятельств. 3. Позиция смягчения наказания.

    Обвинение доказано, с чем согласны и адвокат, и подзащитный, однако определенные обстоятельства являются смягчающими наказание. Кроме того, адвокат может занять и иную правовую позицию по уголовному делу, которая может стать в определенных ситуациях оптимальной для подсудимого.

    • Адвокат может просить о прекращении уголовного дела (например, при наличии особых оснований для освобождения от ответственности, предусмотренных соответствующим законодательством).• Позиция освобождения от отбывания наказания (акт амнистии, истечение срока давности и т.д.).• В случае с несовершеннолетним адвокат может занять позицию о прекращении уголовного дела с применением мер воспитательного характера.• Позиция признания невменяемости и необходимости применения принудительных мер медицинского характера.• Реабилитирующие основания прекращения уголовного дела в отношении умершего.

43.Соотношение позиции подзащитного ипозиции защитника в уголовном деле.Пределы свободы адвоката в выборе иопределении позиции по делу

Напрактике оказание юридических услугадвокатом и выработка для подзащитногопозиции по уголовному делу неразрывносвязанны друг с другом.

Дляполного понимания в рассуждении данноговопроса, необходимо определится, чтотакое «позиция по уголовному делу»?

Кратко– позиция по уголовному делу, этосложившаяся ситуация по расследуемомуделу, когда одни и те же факты процессуальнымипротивниками адвокатом с одной стороны,а прокурором и следователем с другой,трактуются совершенно по разному, но содинаковой уверенностью в своей правоте.Конечно в таком уголовном споре однаиз сторон, будет обязательна, неправаи точку в данном споре может поставитьтолько суд.

Сучетом субъективных характеристикадвоката и обвинения, установлениеистины в уголовно процессуальномпроцессе, очень непростое дело.

Каждыйиз участков процесса представляет судусвои юридические обстоятельства идоказательства по делу, считая ихнаиболее важными, нежели представленныепротивоположной стороной.

И с учетомразности представленных доказательствв состязательном уголовном процессе ирождается истина.

Длявыработки процессуальной позиции поделу адвокату необходимо знать предметуголовного спора.

Анализдела начинается из знаний, полученныхзащитником из материалов уголовногодела, опроса свидетелей и показаниясамого подзащитного, а вернее его версия.

Сопоставляяизвестные сведения с обвинительнымзаключением прокурора в известнойстепени, определяет пределы судебногоразбирательства в будущем, а использованиеадвокатом ч. 2 ст. 273 УПК, дает возможностьподзащитному выразить свое несогласиеи отношение к обвинению, выразитьюридическую позицию, которая противостоитпрокурору и следователю.

Опытныйадвокат разделяет «рабочую позицию»по уголовной делу от «версии».

Понашему мнению «Версия» — это возможноепредположение о совершенном уголовномпреступлении и личных характеристик опреступнике.

«Позиция»по уголовному делу – это не видимоепредположение, а конкретное утверждениеадвоката и его подзащитного, котораявыработана специально для суда снамерением отстоять свои права свободы,нарушенные необоснованным или незаконнымрасследованием уголовного дела.

Напримере рассмотрим позиции адвоката иобвинения:

Обвинениев суде доказывает: подсудимый виновенв совершении уголовного преступленияи требует сурового наказания;

Адвокат– защитник: подсудимый невиновен, аобвинение его в совершении уголовногопреступления не доказано.

Каждыйадвокат вправе выработать свою позициюпо конкретному делу, наша позицияскладывается из выполнения следующих,составляющих ее этапов:

-определение «рабочей» позиции

-полное согласование ее частей сподзащитным

-проверка «рабочей» позиции на ее«живучесть»

-окончательное решение о принятие«рабочей позиции»

Разработанная позиция по расследуемомууголовному делу, должны быть доведенаадвокатом до судебного разбирательстваи там реализована в доступном пониманиидля всех участников уголовного процесса.

Необходимознать, что «рабочая позиции» в дальнейшемадвокатом будет заявлена как в началесудебного заседания, так и в прениях доудаления суда в совещательную комнату.

Выработаннаяпозиция по уголовному делу должна бытьнастолько совершенна, что ее основныепринципы, положенные в доказательствазащиты о невиновности подсудимогодолжны привести к успеху.

Вслучае несогласия суда первой инстанциис позицией адвоката, «не падайте духом!»,правильные действия опытного адвокатаи выработанная им позиция ляжет в основуобжалования приговора в вышестоящуюсудебную инстанцию.

Источник: https://studfiles.net/preview/6700892/page:26/

Проблема расхождения позиций адвоката (защитника) и обвиняемого (подсудимого)

Правовая позиция адвоката по уголовному делу


Основной гарантией постановления законного и справедливого судебного приговора по уголовному делу является принцип обеспечения подозреваемому или обвиняемому права на квалифицированную юридическую помощь, которая регламентирована ст. 48 Конституции Российской Федерации. В статье на основе анализа судебной практики рассматриваются правовые ситуации, связанные с несовпадением позиции адвоката (защитника) и интересов обвиняемого (подсудимого) в уголовном процессе.

Ключевые слова: адвокат, защитник, право на защиту, обвиняемый, осужденный, подзащитный, конфликт интересов.

В правоприменительной практике судов могут возникнуть проблемы, связанные с обеспечением права на защиту в уголовном судопроизводстве.

Данное право возникает из принципов и норм международного права, ратифицированных международных договоров Российской Федерации в качестве основных прав и свобод человека и гражданина.

В Конституции Российской Федерации установлено право на получение квалифицированной юридической помощи независимо от пола и национального происхождения. Пленум Верховного Суда Российской Федерации № 29 от 30 июня 2015 г.

«О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» обращает внимание на то, что принцип обеспечения права на защиту, указанный в ст. 16 УПК РФ, является одним из основных принципов, и он должен распространяться на все стадии уголовного судопроизводства.

У гражданина возникает право на защиту своих прав и пользование помощью защитника с момента, когда управомоченные на то органы власти ограничивают его права и свободы, или в его отношении были приняты меры принуждения.

Из уголовно-процессуального законодательства и Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — ФЗ «Об адвокатской деятельности») следует, что защитник не может действовать во вред своему подзащитному (подозреваемому или обвиняемому).

А. В. Рагулин подмечает, что ФЗ «Об адвокатской деятельности» выступает началом для определения правовых основ в профессиональной деятельности защитника. В соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ, п. п. 3, 4, ч. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности», а также п. 2 ч. 1 ст.9 и ч. 2 ст.

13 «Кодекса профессиональной этики адвоката» следует, что защитник, который принял в порядке назначенного или по поручению защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты подозреваемого или обвиняемого. При этом защитник не вправе действовать во вред своему подзащитному [4].

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 9 «Кодекса профессиональной этики адвоката» защитник не вправе:

1) действовать вопреки законным интересам лица, обратившегося к нему за юридической помощью, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или под воздействием давления извне;

2) занимать по делу позицию и действовать вопреки своего подзащитного, за исключением случаев, когда защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного;

3) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает и т. д.

А. Д. Бойков, Н. И. Капинус, Е. Г.

Тарло говорят о нравственных принципах в деятельности защитника, о допустимых пределах разногласия позиции с подзащитным, в какой степени защитник вправе признавать вину своего подзащитного, если подзащитный (подозреваемых, обвиняемый) отрицает ее вопреки всем предоставленным доказательствам [5]. По мнению ученых, защитник не может заняться оспариванием позиции подзащитного и доказательством его вины — данная деятельность возложена на обвинение.

При анализе судебной практики выделяются следующие нарушения:

1. Подсудимый заявляет о своей невиновности, а защитник считает его вину полностью доказанной и просит суд назначить минимальный срок наказания за данное преступление и применить более мягкое наказание или заменить на иное.

Пример из судебной практики: в открытом судебном заседании подсудимый «А» от данных в ходе предварительного следствий показаний отказался и вину в совершение разбоя не признавал.

Из протокола судебного заседания можно прийти к выводу, что защитник выступал в прениях с учетом того, что подсудимый «А» признал свою вино в инкриминируемом преступлении и написал явку с повинной, поэтому просил суд назначить подсудимому минимальное наказание.

В данном примере позиция защитника противоречит позиции подсудимого (подзащитного) и тем самым нарушает право на защиту последнего. В итоге, суд апелляционной инстанции приговор отменил и направил уголовное дело на новое судебное рассмотрение [7].

2. Подзащитный признает свою вину частично, но не соглашается с квалификацией своих действий и отрицает причинную связь между действиями и наступившими последствиями и т. д.

Пример из судебной практики: во время проведения предварительного следствия подозреваемый «А» заявлял, что хотел нанести удар «В», но вместо этого попал в сотрудника правоохранительных органов (полиции).

В ходе судебного разбирательства в последнем слове подсудимый «А» просил учесть, что не хотел наносить удар сотруднику полиции.

Защитник в прениях просил назначить своему подзащитному минимальное наказание, что противоречило позиции «А», который фактически не признал вины в применении насилия в отношении сотрудника полиции. Приговор суда был отменен, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство [7].

3. Подзащитный настаивает на отсутствии эффективной защиты. Нарушением права на защиту признается противоположное мнение адвоката-защитника по ходатайству своего подзащитного об истребовании дополнительных документов, невозможности начать судебное следствие в отсутствие неявившихся потерпевших, свидетелей и т. д.

4. Иные нарушения права на защиту.

Таким образом, нарушением прав на защиту в судебной практике признается несовпадение позиции защитника с подзащитным, связанное с относительностью доказывания вины, квалификацией действий подзащитного и др.

При этом позиция защитника обычно соответствует объективной реальности, его внутренним убеждениям, материалам уголовного дела.

Правовыми последствиями этих расхождений является, как правило, отвод защитника и отмена приговора суда.

Есть несколько мнений относительно того, как следует поступать защитнику, если произошло расхождение его мнения с мнением подзащитного.

К. А. Осипов считает, что в случае расхождения позиций защитник может придерживаться своей позиции, не мотивируя при этом своего расхождения с позицией подзащитного (обвиняемого или подсудимого).

По мнению учёного, «может случиться, что между адвокатом и подсудимым не будет достигнуто соглашение придерживаться одной и той же позиции, но в то же время подсудимый не изъявил желания отказаться от данного адвоката.

В этих случаях адвокат не будет связан позицией подсудимого и имеет право излагать свои доводы, как ему подскажут собственное убеждение и обстоятельства дела». При этом защитник не может и не должен занимать сторону государственного обвинителя.

Думается, что данная позиция в целом правильная и не противоречит международным стандартам и законодательству Российской Федерации, ведь каждый имеет право на квалифицированную юридическую помощь.

Но для применения данной позиции надо менять сложившуюся судебную практику, которая сформировалась на данный момент в Российской Федерации из-за изменений в уголовно-процессуальном законодательстве, а именно ч. 7 ст. 49 УПК РФ и п. п. 3, 4, ч. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности».

Следует дать разъяснение по поводу того, что означает «действовать во вред своего подзащитного» и уточнить, что понимается под «расхождением позиций с подзащитным». Изменение в ч. 7 ст.

49 УПК РФ должны нести диспозитивный характер и должны быть сформулированы следующим образом: «Адвокат вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого до принятия уголовного дела судом на рассмотрение». Также следует изменить содержание п. 3 ч. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности»: «Адвокат имеет право занимать позицию вопреки воле доверителя, если считает, что его вина не доказана в материалах уголовного дела и убежден в наличии самооговора доверителя».

Также «защитник обязан действовать в законных интересах подзащитного, которые для него должны превалировать перед собственными интересами и интересами третьих лиц, действуя при этом добросовестно, разумно и своевременно».

Адвокат М. Наникашвили считает, что защитник, приглашенный для участия в деле, выписывает ордер на ознакомление с материалами дела. Ознакомившись с делом, он выясняет позицию подсудимого, и, если его позиция расходится с позицией подсудимого, то он отказывается от защиты, а если нет, то соглашается.

Он допускает отказ защитника от защиты даже в судебном заседании, «если только там выясняются разногласия с подзащитным».

С данной точкой зрения трудно согласиться, так как она допускает искусственное затягивание процесса рассмотрения уголовного дела по существу и распространением материалов уголовного дела, которые имеют конфиденциальную информацию как для следствия, так и для самого подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу.

Таким образом, при решении вопроса о расхождении позиций адвоката и обвиняемого (подсудимого) следует, с одной стороны, не нарушать основополагающее право граждан за защиту, и, с другой стороны, не создавать для защитника ограничения, ведь именно он обладает необходимой профессиональной квалификацией для реализации указанного права подзащитного.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/206/50460/

Адвокат 24